Не так давно в Третьяковской галерее завершилась выставка художника Валентина Серова, вызвавшая настоящий ажиотаж среди культурных москичей и гостей столицы — ради работ Серова люди часами ждали очереди на морозе и даже сломали двери в музей.

Накануне закрытия экспозиции администрация Третьяковской галереи даже была вынуждена провести специальную акцию «Ночь Серова». За три месяца выставку посетили около полумиллиона человек.

Заслуженный художник России Иван Глазунов рассказал корреспонденту журнала «Фома», чем, с его точки зрения, вызван такой большой интерес россиян к творчеству Серова:

«Конечно, ажиотаж был создан, в том числе, и большим вниманием к выставке средств массовой информации, и прецедентами, которые постоянно были у всех на слуху. Но это лишь постфактум того, что уже люди идут.

Я думаю, что, в первую очередь, большое скопление людей вызванотем, что сегодня очень мало выставок, от которых веет чистым воздухом искусства. А сейчас в условиях кризиса, когда все кругом политизировано, когда везде слышатся разговоры про деньги, выставка Серова – как глоток свежего воздуха.

Серов, как яркий представитель дореволюционной России, сумел донести до нас обаяние той эпохи, красоту, вечные ценности русской истории. От таких выставок веет чем-то чистым. Туда можно пойти, не боясь никаких провокаций, с детьми, на этом можно воспитываться. Поэтому сегодня подобные выставки очень актуальны и очень нужны людям.

Длинные очереди к картинам Серова вызвали в обществе насмешливые сравнения с очередью за колбасой в советские времена, с очередью к святыням, и т.д.

Многие СМИ хотят навязать представление о том, что в очередях – к святыням ли, к Серову – выстраивается какая-то безликая и бездумная масса людей. Я очень не люблю, когда про людей говорят в общем: толпа, масса – мне это кажется глумлением над человеком. Ведь очередь состоит из конкретных людей, у каждого из которых есть своя душа, своя вера, каждый за чем-то сюда пришел.

Кстати, неслучайно очередь к Серову сравнивают с очередью к святыням – хотя понятно, что сделать так могли лишь те люди, которые далеки от веры иот Церкви. Но когда человек способен несколько часов простоять для того, чтобы прикоснуться к искусству, или десять часов простоять на морозе, чтобы приложиться к поясу Богородицы – это несравнимо с очередью за колбасой или с каким-то массовым психозом, это тяготение другого порядка.

Длинные очереди к Серову показывают, что люди хотят видеть живое искусство. И в этом смысле,  конечно, можно сравнить их и с очередями к святыням. Это все где-то рядом, это такие высокие понятия, которые духовно окормляют человека. И, слава Богу, что такое тяготение у людей есть».

Источник: православный журнал «Фома»