1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В Киево-Печерской лавре: квест, которому тысяча лет


«Куда ты собралась? На Украину?! Там же неизвестно что с тобой могут сделать!» – примерно такими словами отвечал мне всякий, кому я рассказывала о том, что собираюсь совершить паломничество. В Киево-Печерской лавре стоит побывать каждому православному. Расположенная на берегу Днепра, с золотыми маковками, Лавра приглашает всех страждущих в гости, открывая перед входящим сокровищницу живой истории.

Просмотров публикации 751

Всего лишь бессонная ночь на границе в поезде, утром на Киевском вокзале, пару гривен на метро – и вот я у Лавры, в том месте, где почти тысячу лет назад сельский священник Иларион выкопал на холме пещеру для молитвы. Сразу хочу оговориться, что в Киеве я была несколько раз, и каждый раз первым делом ехала к этой святой земле и ни разу не встретила какой-либо недоброжелательности. Тишь да гладь да Божья благодать. Больше всего мне всегда хотелось посетить именно пещеры, с которых началась Лавра. О них я была наслышана от бабушки, которая была там в советское время, и от сестры, что посетила Лавру относительно недавно. Бабушка сказала, что ей стало настолько плохо в пещерах, что она чуть не упала в обморок, сестра говорила, что тоже видела тоже людей, которым поплохело.

«Нисхождение в пещеры похоже на таинство: когда идёшь со свечой в руке вдоль мощей святых и преподобных, кажется, что соприкасаешься с живой историей»

И вот, я в ближних пещерах (в Лавре есть пещеры Ближние и Дальние). Удивительно, но так хорошо, как там, мне не было ни в одном месте, кроме, пожалуй, родного Успенского монастыря. Само нисхождение похоже на таинство: когда ты идёшь со свечой в руке вдоль мощей святых и преподобных, кажется, что совершаешь священнодействие, соприкасаясь с живой историей святых.

Видишь знакомые еще со школьной скамьи имена. Вот Нестор летописец, первый историк, автор «Повести временных лет» (в повести описано в том числе становление обители).

Вот сам Илья Муромец! Вот Никон, его учеником считал себя Нестор, а сам Никон был учеником основателя обители – преподобного Антония, который воплотил в жизнь те идеалы монашества, с которыми познакомился на Афоне. И ты видишь, что всё это не сказочные персонажи, а реальные люди, чьи мощи лежат прямо перед тобой и по обители которых ты ступаешь.

А какие имена у святых! Нектарий и Дамиан, Варлаам и Мартирий, Матфей и Иоанникий. Не имена, а песня. Поражаешься мудрости людей той поры – к примеру, Онуфрий Молчаливый или Аврамий Затворник.

Чувствуется благодать, исходящая от мощей. Особенно сильно это ощущается в Дальних пещерах. Для того чтобы попасть в них, нужно выйти из Ближних пещер, взойти по лестнице на возвышение к храму с Дальними пещерами и спуститься ещё глубже под землю.

Постоять рядом с раками святых, защитников всего православного народа, – дело непростое. Ощущаешь нечто великое и духовное, находясь вблизи мощей, погребенных в Лавре. Особенно это чувствуется именно в Дальних пещерах. Может быть, потому что они глубже? Или дело в молитве, что творит чудеса? В общем, ощущения, которые испытываешь здесь, больше не доводилось чувствовать нигде более…

Тут же, в извилистых закоулках пещер, находится келья и церковь преподобного Антония, с небольшим алтарём и маленькими иконами, где можно помолиться. Кто-то упал ниц рядом с мощами святого и обращается с сокровенным к Богу в исступленной молитве. Кто-то читает патерик. Другой просто застыл как истукан от переполняющих его эмоций.

Ко мне подходит монах и укоряет: я по невежеству своему прикладываюсь к мощам неправильно.

«Почему вы прикладываетесь к лику святых?! – негодует он. – Вы же не святая!»

Я прикладываюсь так, как надо – к ногам, и монах, довольный, уходит.

Интересна реакция детей – никто не шалит, все благочестиво молятся и подходят к мощам, повторяя за старшими.

Вообще для детей, да и для взрослых тоже, данное путешествие и паломничество за счёт своего необычного положения (в глубине земли, с узенькими выбеленными стенами и низкими потолками) может напоминать современную игру-квест. Неизвестно, что и кто ожидает тебя за крутым поворотом. И оказывается, что квесты на Руси придумали еще тысячу лет назад, а не привезли как заморскую игрушку. И в приключении данном заложена глубокая духовная составляющая.

Монах подгоняет: пора закрывать пещеры, поторопитесь. Так не хочется уходить. Но там, наверху, идёт служба, которую обязательно нужно посетить.

Паломники поделены на группы, я затесалась в группу поляков и с горем пополам понимала гида, который рассказывал о местных чудесах. Кстати, рядом с пещерами удобно расположена столовая. После нисхождения пробуждается, простите, зверский аппетит, который хочется утолить.

К слову о зверях. Тут же расположен минизоопарк, где ходят райские птицы – павлины. Их довольно мало, но впечатление от них остаётся превосходное, как и от окружающей природы, что так естественно и непринуждённо вписывается в ландшафт Лавры.

Вот я и на службе. Потрясающие певчие, удивительные голоса. Узнаю из информационного буклета в храме, что у Лавры – давняя вековая певческая традиция. Заслушаешься! Какие голоса и музыкальность! Как будто побывала на концерте. Да простят меня российские певчие, поющие в нос, но слушать порой гнусавые голоса – это отдельный подвиг для человека с музыкальным образованием. Может быть, кто-то сочтёт это за гордыню. Однако слушать певчих в Киево-Печерской лавре было истинным елеем на душу и уши.

Церковь поражает своими росписями. Оказывается, в начале ХХ века Успенский собор был расписан под руководством Верещагина. Его тонкий художественный вкус осязаем в стенах собора. Вид, открывающийся после выхода из церкви, – неописуем. Виден другой берег Днепра, а там раскинувшийся Киев, такой новомодный и щеголеватый. Здесь же сидят – похоже, во все времена года – художники, которые запечатлевают киево-печерские пейзажи с помощью красок и кистей. Фотографы стараются сделать как можно более эффектный снимок. Влюблённые парочки обнимаются. Дети идут на экскурсию. Жизнь идёт своим чередом, и от распирающих чувств хочется неустанно молиться Богу.

Я стою у калитки и благодарю Его за всё то, что Он дал лично мне и каждому. За красоту, воплощённую в камне и природе, которую он даровал людям и которую мне довелось увидеть. Уже темнеет, отсюда воистину не хочется уходить. И вновь и вновь хочется возвращаться.