1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Русское меценатство как культура владения богатством


Наряду с гениями искусства в историю вошли и их покровители – крупные предприниматели минувших столетий. На протяжении XVIII–XIX вв. меценатство в России переживало пик своего развития. Об этом культурно-социальном феномене наш сегодняшний разговор.


Просмотров публикации 625

«Для того чтобы процветало искусство,

нужны не только художники, но и меценатство».

К.С. Станиславский

История термина «меценатство»

Вельможа Рима Гай Меценат, живший в I в. до н.э., был известен как покровитель одаренных поэтов. С тех пор его имя стало нарицательным.

Меценатством называют финансовую поддержку культурных и религиозных мероприятий, строительство общественных сооружений, имеющих культурно-историческую ценность. Меценаты – это состоятельные люди, которые добровольно жертвуют солидные суммы во благо культуры, искусства и в пользу нуждающихся (история знает случаи, когда люди завещали на благие цели и всё свое состояние).

Меценатство на Руси

В России о меценатстве как таковом заговорили в XVIII веке.

Российское меценатство по своему отношению к деньгам, богатству и состоятельности отличалось от западного. Для менталитета русского человека свойственно восприятие личного успеха и материального достатка как дара, данного в пользование от Бога, а не для личной наживы. Так на Руси сложилась традиция меценатства. В те времена неучастие состоятельных людей в делах благотворительности считалось дурным тоном.

Русская культура обязана меценатам строительством и открытием театров, музеев, памятников, центров культурной жизни.

Согласно христианской традиции, многие меценаты сознательно оставались в тени, не открывая своих имен. Так, Савва Морозов поставил условие – не разглашать его имя как мецената, профинансировавшего строительство Московского художественного театра.

Расцвет меценатства наступает во второй половине XIX века. Состоятельные знатоки и ценители культуры собирают коллекции редких книг, икон, полотен и других произведений искусства, которые впоследствии завещают в дар государству.

Интересно, что у каждого города был свой покровитель-меценат. Один из примеров, – художник Айвазовский, который очень много сделал для родной Феодосии.

Но самые известные меценаты, вошедшие в историю, были родом из Москвы и Санкт-Петербурга – центров крупного предпринимательства.

Знаменитые русские меценаты XVIII –XIX веков

Отличительной чертой меценатов было не только финансирование культурно-исторических проектов. Среди них встречались настоящие знатоки искусства.

Савва Мамонтов. Известный московский благотворитель родился в семье сибирского купца, который к середине XVIII века переехал с семьей в Москву. За широкую меценатскую деятельность Иван Мамонтов был внесен в список «почетных граждан города». Он профинансировал строительство одной из первых российских железных дорог – Троицкую, соединившую Москву и Сергиев Посад.

После смерти отца меценатством занялся его четвертый сын Савва, возглавивший железнодорожную компанию. Из книги К. Станиславского «Моя жизнь в искусстве»: «Это он, Мамонтов, провел железную дорогу на Север, в Архангельск и Мурман, для выхода к океану, и на юг, к Донецким угольным копям, для соединения их с угольным центром, хотя в то время, когда он начинал это важное дело, над ним смеялись и называли его аферистом и авантюристом».

Савва Мамонтов был одаренным человеком: в молодые годы играл в пьесе «Гроза», в свободное время сочинял оперы, которые звучали со сцены его домашнего театра в имении Абрамцево. Поместье Мамонтовых стало своеобразным культурным центром, где часто бывали известные художники и музыканты (Чайковский, Мусоргский, Васнецов, Поленов, Врубель, Серов и другие). С художниками Мамонтов ходил на этюды, заказывал у них дорогие работы.

Савва Иванович учредил и спонсировал Частную русскую оперу, которая открыла Федора Шаляпина. Тогда же Мамонтов ввел новую штатную единицу в театре – театральный художник. Одним из первых на этой должности потрудился Виктор Васнецов, создавший эскизы декораций и костюмов. Затем в этом качеств е себя ярко проявил Василий Коровин, создавший декорации для оперы Мамонтова.

Савва Морозов-младший. Отец известного русского мецената не принадлежал к потомкам высшего сословия. Савва Морозов-старший числился среди крепостных. Однако благодаря невероятному трудолюбию он выкупил за огромные деньги свою «вольную» и со временем стал купцом первой гильдии.

Никольская мануфактура – это семейный бизнес Морозовых, которым впоследствии займется их сын. В юности он показал отменные способности в химии, закончив соответствующий факультет Московского университета и продолжив изучение любимой науки в Кембридже.

Бизнес его отца, которым с не меньшим успехом занимался и Морозов-младший, процветал. Морозовы считались одними из самых богатых людей Москвы.

На деньги этого крупного предпринимателя были построены больницы, приюты, культурные заведения. Также Морозов поддерживал талантливых студентов Московского университета. Он вложил огромные средства в строительство Художественного театра. Позже легендарный Константин Станиславский напишет ему: «…внесенный Вами труд мне представляется подвигом, а изящное здание, выросшее на развалинах притона, кажется сбывшимся наяву сном… Я радуюсь, что русский театр нашел своего Морозова подобно тому, как художество дождалось своего Третьякова…».

Варвара Морозова-Хлудова. Овдовев в молодые годы, большую часть прибыли от доставшейся по наследству от мужа крупнейшей в России хлопковой мануфактуры потратила на меценатство и благотворительность.

По распоряжению Морозовой при мануфактуре были построены казармы с земельными наделами для тех, кто трудился на фабрике. А также родильный приют, торговая школа для подростков, богадельня для престарелых рабочих и приют для детей-сирот. Как минимум четверть дохода Морозовой шла на дела милосердия. Варвара Алексеевна всегда четко продумывала, на что и на кого ей тратить прибыль. В своем дневнике она писала: «Деньги на благотворительность должны быть потрачены с рассуждением. Или учить малообразованных, или лечить».

Немало сил и средств она вкладывала в образование крестьян и бедняков: содержала многие школы и женские курсы в русской глубинке, открыла в Москве первую читальню для малообразованных сословий с богатой библиотекой.

Но с особой благодарностью об этой женщине до сих пор вспоминают москвичи. В столице на деньги Варвары Алексеевны в память о ее муже был построен Клинический городок на Девичьем поле. Также она курировала и финансировала строительство Института раковых заболеваний. Крупные суммы на содержание ежегодно получал от Морозовой и Московский университет.

К слову, сыновья Морозовой пошли по стопам своей сострадательной матери, став меценатами.

Перед смертью в 1917 году эта женщина еще раз удивила великосветскую Москву, отписав большую часть своего состояния… рабочим своей фабрики в благодарность за их труд. Но большевистская экспроприация не позволила осуществиться завещанию этой замечательной женщины.

Павел Михайлович Третьяков – известный меценат и коллекционер шедевров русского изобразительного искусства, основатель Третьяковской галереи.

Павел Третьяков вместе с братом Сергеем унаследовали от отца его дело – льняное производство. Вскоре они открыли в Москве магазин полотняных, бумажных и шерстяных товаров и построили костромскую прядильную фабрику – одну из самых крупных в Европе.

С пятидесятых годов позапрошлого столетия П. Третьяков начинает собирать лучшие картины русских художников. В его коллекцию попадают «Стычка с финляндскими контрабандистами» В.Г. Худякова, «Искушение» Н.Г. Шильдера. Он также приобрел полотна А.К. Саврасова, Л.Ф. Лагорио, Ф.А. Бруни, И.П. Трутнева, К. Флавицкого, Ф. Бронникова и других авторов. Но, пожалуй, самым любимым художником Третьякова был живописец Василий Перов. Павел Михайлович часто заказывал ему портреты.

В конце восьмидесятых Павел Третьяков написал завещание, где одним из пунктов было указание – завещать собранную им коллекцию государству. При жизни Третьяков построил в 1874 году знаменитую картинную галерею, которую передал вместе с собранной коллекцией в собственность Мосгордумы.

История культуры также помнит имена купцов Щукиных, В. Тредиаковского, И. Остроухова, А. Бахрушина, М. Беляева и многих других меценатов.

Феномен меценатства

По мнению ученых, исследовавших этот социально-культурный феномен, меценатами двигали различные мотивы: от эгоистических до альтруистических. Исследователи выделяют три ключевых причины, которые побуждали состоятельных людей становиться спонсорами и филантропами. Исходя из этих причин филантропов можно отнести к соответствующим группам.

«Любовь к Родине, истории, своим корням вдохновляли меценатов поддерживать русское искусство и культуру, которые в те годы достигли своего расцвета»

Первый мотив меценатства – религиозные побуждения. Для состоятельного православного человека считалось само собой разумеющимся помогать обездоленным, вдовам, сиротам, а также содействовать развитию облагораживающей культуры и искусства. Жадность и корысть богатых людей в те годы имела неприятную огласку и подлежала массовому порицанию.

Вторая причина – патриотизм и русофильство (любовь ко всему русскому, к самим русским – прим. О.Б.). Любовь к Родине, истории, своим корням вдохновляли меценатов поддерживать русское искусство и культуру, которые в те годы достигли своего расцвета.

И третья группа меценатов была движима целью получить через меценатство звания и чины, которые в те времена были доступны именно покровителям культуры. Так, один из меценатов, вносивший солидные суммы на содержание Румянцевского музея и Музея изящных искусств, получив за меценатскую деятельность два ордена, стал обладателем дворянского титула.

Исчезновение и возрождение меценатства

В начале ХХ века с приходом новой большевистской власти и разрушением частной собственности меценатство в стране Советов перестало существовать. Состоятельные люди (называемые новой властью «буржуазным классом»), лишившись своего дела и имущества, обнищали. Многие из них эмигрировали за рубеж. Отныне уже «власть Советов» занималась всеми вопросами культуры и искусства.

В конце восьмидесятых с распадом Советского Союза и признанием религиозных норм нравственности в стране вновь начали создаваться политические и социальные предпосылки для возрождения забытых традиций благотворительности и меценатства. Стали появляться крупные предприниматели, финансирующие реставрацию и возведение храмов, жертвующие значительные суммы в поддержку здравоохранения, книгоиздательства, культуры, искусства и религии. Так, в Москве работает музей частных коллекций, где каждая картина имеет указание не только на своего автора, но и дарителя, подарившего ее заведению.

Сегодняшний интерес к истокам меценатства – это не просто дань забытым традициям. Мы знаем множество примеров богатых людей, обладающих состоянием и не нашедших ему должного применения, кроме как удовлетворения собственных прихотей. Поэтому многие миллионеры и миллиардеры считали себя глубоко несчастными людьми. Некоторые из них, к сожалению, сводили счеты с жизнью.

Таким образом, о меценатстве и благотворительности можно говорить как о культуре владения богатством. Люди, сумевшие не только приумножить капиталы, но и воспринявшие свой достаток как служение обществу, Богу и ближним, обретали подлинный смысл и глубину жизни. Сегодня подобное отношение к деньгам может стать нравственным идеалом для тех, кто честным трудом добивается успеха и процветания в жизни.

Вы можете поаплодировать автору0