1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,86 из 5)
Загрузка...

Молитва кисточкой


«Когда видите, что вас чернят, принимайте то, как целительные грязи».  Святитель Феофан Затворник Получив благословение духовника, Елена поступила на иконописные […]


Просмотров публикации 1 349

«Когда видите, что вас чернят, принимайте то, как целительные грязи».
 Святитель Феофан Затворник

Получив благословение духовника, Елена поступила на иконописные курсы. Наступил день начала занятий. Дважды проверив содержимое увесистой сумки с художественными принадлежностями, девушка вышла из дома и отправилась в путь. 

Нырнув в «подземку», она слилась с людским потоком и в суетливой толчее случайно  наступила кому-то на ногу.

– Куда прешь?! Совсем ослепла?! – завопила женщина в красной шапке, расшитой перламутровым бисером.

– Простите, я не специально, – Лена в испуге отпрянула назад.

«Красная Шапочка» прошипела в ответ что-то скверное, но грохот приближающегося  поезда заглушил поток брани.

«Спокойствие, только спокойствие! Нужно хранить мир в душе, не раздражаться, – подумала Лена, утешив себя, – Слава Богу, сегодня мне предстоит общение с благообразными, приятными людьми», – ибо не сомневалась: однокурсники-иконописцы просто не могут быть другими…

Первым уроком было введение в предмет. В светлой аудитории собралась группа студентов из пятнадцати человек, которые после совершения молебна начали работу над прорисями.

Спустя полчаса, дверь неожиданно распахнулась, и в класс влетела запыхавшаяся «Красная Шапочка»:

– У-у-у-у-ф-ф-ф-ф!

В правой руке она держала газету, сложенную гармошкой в виде веера, а в левой –  надкушенный банан:

– Здра-а-а-сте! Меня зовут Ангелиной Викторовной.

Преподаватель застыл на мгновение и, откашлявшись, предположил:

– Вероятно, вы перепутали кабинет.

– Да нет! Я буду здесь учиться на иконописицу.

– А-а-а… Ну, тогда присоединяйтесь к нам, урок давно идет.

Женщина уселась за парту и приступила к трапезе. Громко чавкая, она покончила с бананом, проглотила порцию йогурта и, пытливо разглядывая окружающих, захрустела яблоком.

Насытившись, Ангелина Викторовна решительно поднялась с места:

– Прошу внимания! Хочу сделать важное объявление, чтобы впоследствии ни у кого не было проблем, – сделав особое ударение на последнем слове, она многозначительно  посмотрела на Елену, отчего по спине девушки пробежал нервный «холодок».

– Я аллергик! У меня на запахи отек Квинке и анафилактический шок. Поэтому имейте в виду: косметике и парфюмерии в классе не место, здесь вам не салон красоты! Я не намерена дышать всякой гадостью и требую прекратить это безобразие! – проскандировала Ангелина, не сводя с Лены горящих глаз.

– Вы ко мне обращаетесь? – растерялась Елена.

– Хм! К кому же еще? К тебе, дорогуша. К тебе!

От потрясения Лена выронила карандаш и замерла, пытаясь осознать: в чем виновата? Утром она так спешила, что даже не накрасилась, а лишь собрала волосы в пучок да наскоро приняла освежающий душ. Неужели аромат простого туалетного мыла производит такой стойкий, удушающий эффект?

Ангелина поправила свою блестящую шапку и с царственным достоинством, словно на голове у нее сияла корона, произнесла:

– Предупреждаю, что не выношу препирательств и всегда добиваюсь, чего хочу. Мой супруг тридцать лет уже не пользуется одеколоном, а дочери про косметику и думать боятся.

«Бедные! Как же им, наверное, тяжело», – сокрушалась Лена, сочувствуя родственникам грозной ораторши, монолог которой вдруг оборвался.

В аудиторию вошел представительный мужчина в дымчатых очках:

– Всем добрый день! Я Виталий Андреевич, куратор курса. И у меня к Ангелине Викторовне вопрос: как собираетесь вы, любезная, с таким заболеванием заниматься иконописным ремеслом, ведь при создании и реставрации икон используются лаки, растворители и прочие пахучие вещества-аллергены?

Ответа не последовало, поскольку Ангелина достала из пакета бутерброды с копченой колбасой и увлеклась поглощением пищи.

Когда урок окончился, Лена вышла в коридор, спустилась по крутым ступеням к гардеробу и, обессиленная, рухнула на скамейку возле вешалок. В голове крутилось: как быть? Всего три часа с «Красной Шапочкой» стали невыносимой пыткой, и от мысли, что такое мучение растянется на год, хотелось плакать.

На лестнице послышались шаги, девушка увидела Виталия Андреевича. Он подошел к ней и сел рядом:

–  Не унывайте! Вы молоды, впереди долгая жизнь. Будут взлеты и падения, разочарование и успех. Следует понимать, что иконопись – это не только живопись, а духовный, молитвенный труд и непрестанная работа над собой. Труд иконописца – молитва кисточкой. Конечно, я не священник, но дам вам один совет: смиритесь и постарайтесь принять события сегодняшнего дня как испытание.

После беседы с куратором Елена поехала в городской парк и, гуляя по кленовым аллеям, долго размышляла о жизни. Вернувшись домой, она внесла имя рабы Божией Ангелины в свой помянник.

Доверившись воле Творца, на следующее занятие Лена отправилась с готовностью терпеть, но перед началом урока преподаватель объявил:

–  Год едва начался, а состав группы уже сократился: Ангелина Викторовна отказалась продолжать обучение. Но у нас с вами учебный план, нужно двигаться дальше. Поэтому приступим, помолясь: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь…».

Вы можете поаплодировать автору0