1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вспоминая отца Дмитрия Григорьева. Александра Грипас


8 ноября – день ангела у отца Дмитрия Григорьева, который был одним из старейших протоиереев Православной Церкви в Америке.  Его […]

Просмотров публикации 1 317

8 ноября – день ангела у отца Дмитрия Григорьева, который был одним из старейших протоиереев Православной Церкви в Америке. 

Его отец до революции служил вице-губернатором Архангельска, Вятки и Сахалина. После 1917 года семья Григорьевых эмигрировала в Англию, там через два года и родился будущий священник.

Григорьевы жили в Японии, Латвии, Австралии. В 1945 году отец Дмитрий оказался в США, где прожил большую часть жизни. В 1986 году он – настоятель Свято-Никольского собора в Вашингтоне, а с 1998 – почетный настоятель. Д. Григорьев – автор книг «Достоевский и Церковь» и «От Древнего Валаама до Нового Света».

Моей дочке Даше посчастливилось: ее крестил отец Дмитрий Григорьев.

«Может, как поезд Ярославль-Москва, опоздать на крещение на несколько часов?»

Это было 16 лет назад – в августе 2000 года. Мы еще не знали, кто такой отец Дмитрий, что за легендарная личность. Совершенно случайно договорились о важном таинстве. В день крестин знакомая, прихожанка Свято-Николаевского собора, огорчила: «Зря вы попросили отца Дмитрия крестить, я бы выбрала батюшку моложе. А вдруг пожилой священник случайно уронит ребенка на пол или в воду? Все-таки возраст, тяжело ему, устает быстро, да и руки дрожат…» И набежали лукавые мысли: а что если это опасно? Как переиграть ситуацию? Может, позвонить и назвать какой-нибудь срочный повод для отмены? Но ссылаться на чье-то нездоровье не хотелось: нехорошо наговаривать на себя и близких. А может, например, как поезд Ярославль-Москва, опоздать на крещение на несколько часов, или сказать, что не купили крестильную одежду малышке? Ничего не подходило, один предлог смешнее другого выходил. Но вся эта полудетективная работа мысли прекратилась, как только подъехал отец Дмитрий.

Из машины вышел высокий, стройный человек с небольшой седой бородой и красивым аристократическим лицом. Улыбнулся нам: «Сколько лет малышке, не спрошу. А вот сколько месяцев – спрошу» После его приветствия спокойно и тепло стало на душе. И еще стыдно – за свои мысли о перепланировке крещения, за недостаток веры и просто за то, что доброго и сердечного батюшку в какие-то немощные старики заочно записала. Тем более стыдно было, когда священник после таинства рассказал одну историю.

Как-то он собрался крестить младенца. И день выдался не по-американски зимний: огромные сугробы, не унимающаяся метель. Синоптики предупреждали людей не садиться за руль. И знакомые батюшки уговаривали перенести мероприятие из-за погодных условий, возможность застрять в дороге была реальной: снег не успевали убирать грейдеры. Но о. Дмитрий сказал, что с молитвой он обязательно доедет, дело богоугодное, в дороге ничего не случится, и крещение состоится. И действительно, празднику погода не помешала.

Так мы и познакомились с отцом Дмитрием.

8 ноября день памяти Димитрия Солунского – святого покровителя отца Дмитрия. Ежегодно этот день в трапезной храма после Литургии отмечали именины батюшки. Прихожанки накрывали праздничный стол «нашими» салатами «Оливье», винегретом, домашней выпечкой. Спрашивали, почему выбрали имя Дмитрий (день рождения у батюшки 14 мая). Оказалось, старший брат должен был носить это имя, но, к сожалению, умер в детстве, и продолжить династию Дмитриев (отец батюшки – Дмитрий Дмитриевич) выпало будущему священнику Свято-Николаевского собора.

Вспоминал, как в семье его с ранних лет приучали к вере и любви к Православной Церкви. Родители ходили почти на все воскресные богослужения, а сам о. Дмитрий с семи лет прислуживал в алтаре. Мальчишкой он мечтал стать моряком и много путешествовать, а еще видел себя артистом. С ранних лет много читал, любил поэзию, знал наизусть стихи Пушкина, Лермонтова.

Каждый гость говорил тост за о. Дмитрия. Все отмечали, как хорошо и красиво батюшка говорит по-русски, какая у него богатая и интересная речь. Не только без акцента, но и без слов-сорняков, без пауз. И это человек, который никогда не учился и не служил в России (закончил русскую Ломоносовскую гимназию в Риге).

К нему тянулись люди разного возраста и социального происхождения. За столом помещались и молодые прихожане, и доктора наук, и представители белой эмиграции (а среди них немало известных русских графов и князей), и недавно пришедшие к православной вере. Всем было интересно услышать батюшку, его советы, почитать священника Александра Шмемана, обратиться к Достоевскому.

«Любили и ценили отца Дмитрия не только православные»

Любили и ценили отца Дмитрия не только православные: он ведь преподавал русский язык и русскую литературу в Джорджтаунском университете Вашингтона – студенты обожали и внимательно слушали его. А молодые американки даже подбрасывали ему в аудиторию записки с признаниями в любви.

Григорьев не любил конфликтов: считал, что все можно решить мирно и с любовью.

Собор живет по двум календарям – новому и старому. Однако Светлую Пасху отмечают все вместе, а например, Рождество, Благовещение – часть прихожан празднуют 25 декабря и 25 марта соответственно, другая часть – 7 января и 7 апреля. Проблем на этой почве, как правило, не бывало, тем не менее, иногда возникали небольшие ссоры. Григорьев переживал из-за этого. Однажды накануне 25 декабря после Литургии перед целованием креста он обратился к прихожанам: «Не надо ссориться, искать, у кого правильнее Рождество – по старому или новому стилю. Отмечайте, когда хотите – в декабре или январе, главное только – любите Бога, Ему нужна ваша вера и любовь, сердечная молитва, а не выяснения отношений и распри. И, пожалуйста, не надевайте эти колпаки на праздник (на Западе и в Америке популярны красные головные уборы Санта-Клауса с белой опушкой – авт.)!»

К о. Дмитрию можно было обратиться с любым вопросом, поделиться любыми сомнениями. Он всегда находил время выслушать, утешить. Однажды мы пожаловались на такой пустяк, как медузы в океане. Дело в том, что каждое лето мы отдыхали семьей на океане в штате Делавэр. И медузы – «вещь» нетипичная там, им холодно и неуютно, потому их любимое место – залив. В магазинах у «нашего» пляжа даже нет средств от укусов медуз – настолько это явление там неожидаемое. Мы сказали о. Дмитрию: «Наверное, много хвастались, как хорошо время проводили, вот и «сглазили» – вернулись все ужаленные. Весь отпуск испортили». Батюшка выслушал и помолился, чтобы медузы больше не заплывали в океан. И с тех пор нас никто не жалил.

Последние годы жизни батюшка много болел, лежал в больнице в Вашингтоне. Его навещали все. Иногда казалось, что человеку не дают отдохнуть: одни визитеры сменяются другими. Наша семья не была исключением. К больнице подготовились: купили его любимые груши, а Даша, тогда ей было 6 лет, нарисовала весеннюю картинку – наш храм, распустившиеся цветы, яркое небо. А к рисунку приложила веточку душистой белоснежной японской вишни. Как раз в это время в Вашингтоне цвела сакура. О. Дмитрий поцеловал Дашу, а пока мы разговаривали, рассматривал рисунок.

8 декабря 2007 года где-то в 5 утра по московскому времени позвонил муж (мы тогда с дочкой были в Москве) и сообщил, что отец Дмитрий в окружении друзей и единомышленников отошел ко Господу.

Батюшка из проповеди в проповедь, в любом разговоре говорил о любви, о том, что мы должны все друг друга любить. «Потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35) – не уставал цитировать о. Дмитрий. Иногда казалось, сколько можно говорить о любви между братьями и сестрами, что любовь, мир и доброта – отличительная черта детей Божьих. Все понятно. А вот не стало дорогого о. Дмитрия, и этих простых, но важных слов не хватает.

Похожие статьи