1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 4,60 из 5)
Загрузка...

Я не понимала, что убиваю…


Модно одетая платиновая блондинка лет сорока, похоже, забыла от возмущения, что едет в общественном транспорте. Слов не выбирая, она ошарашивала попутчиков чудовищной моралью, видимо, впитанной в семье с молодости, от которой хотелось отвернуться всем, кто ехал в автобусе.

Просмотров публикации 1 616

Брызжущие цинизмом и убийственным бездушием фразы низвергались фонтаном из уст женщины в телефонном разговоре с несовершеннолетней дочерью. И если ответы дочери слышны людям не были, то от угроз матери в её адрес не увернулся ни один пассажир:

– Приеду – разберусь. Ты у меня выгребешь… Позора мне такого только не хватало!

– Мамочка, ну прости нас…

– Тебе шестнадцать! Какой муж? Какой ребёнок? С ума сошла? И думать забудь! Тебе на следующий год в университет поступать…

– Я и так поступлю… если ты поможешь.

– И слышать не хочу! А Алёшу твоего я вообще в тюрьму за изнасилование несовершеннолетней дочери посажу.

– Мам, ну какое изнасилование? Не было этого.

– А я скажу, что было (!), и ты подтвердишь этот факт! Да, да, подтвердишь, и не сомневайся. Идти тебе некуда, содержать тебя никто кроме меня не будет, поэтому сделаешь всё, что родная мать тебе скажет.

– Почему ты за меня всё решаешь? Так нельзя, я же тоже человек…

– Поговори мне ещё… Завтра же аборт пойдёшь делать.

– Я люблю Алёшу! Никуда я не пойду.

– Да ну? Тогда я тебя насильно в больницу отведу.

– Ты что, враг мой, изверг?

– А ты как думала? Подарочек она мне приготовила…

– Я от тебя, мама, такого не ожидала…

– Я от тебя, доча, – тоже! В общем так, я через пять минут буду дома. Если этот недоносок ибн Алёша не покинет мою квартиру, то я сразу вызываю милицию и пишу заявление. Ты знаешь какие у меня связи. Это понятно?

– Да всё я поняла уже…

– Вот и хорошо. И пусть на глаза мне больше не попадается. Я за себя не ручаюсь…

Женщина нервно сунула новомодный айфон во внешний карман чёрной лаковой сумочки, тяжело вздохнула и стала пробираться к выходу. Какой-то пожилой мужчина, когда она коснулась его руки, брезгливо шарахнулся от неё:

– Э-э-э, женщина, держись от меня подальше, а то… и я за себя не ручаюсь. Столько грязи я за всю жизнь не глотал! Бессовестная. Носит же мать-земля таких…

– Мужчина, что вам надо? Я вас не знаю и знать не хочу.

– Боже, избавь от таких знакомств, – буркнул мужчина и отвернулся к окну.

Уверенная в своей правоте красивая женщина благополучно сошла с автобуса и дробно зацокала высокими гвоздиками каблуков по асфальту. Смотрите все – мать-земля её спокойно носит. Не возникало сомнений, что идёт она по направлению к своему дому, где её ждала, наделавшая глупостей, несовершеннолетняя дочь.

***

Лена вошла в светлый университетский кабинет и села рядом с новой подружкой Аллой.

– Не знаешь, что за беседы тут собираются проводить?

– Надеюсь, скоро узнаем. Слышала краем уха, что какой-то духовный центр ходит по всем ВУЗам со своими нравоучениями. Ну, что там у Риты?

– Да ничего, на завтра, вроде, назначили. Она там вся трясётся от страха.

– Ещё бы… После занятий пойдём к ней.

В кабинет зашли преподаватель с их кафедры и женщина средних лет. Она сразу завертела головой в поиске крюка, на который можно было бы повесить рулоном скрученные плакаты, которые держала в руках. Игорь Степанович помог ей в этом простом деле, а затем объявил студентам двух параллельных групп, что сегодня их ждёт непростой урок. К ним пришёл психолог из Православного Духовно-просветительского центра имени преподобного Нестора Летописца, чтобы предостеречь от непоправимых ошибок, которые молодёжь часто совершает по незнанию.

– Ой, только не это… – прошептала Лена подруге, – знала бы, лучше дома осталась…

– Тише ты, – шикнула Алла в ответ.

Ей как раз было интересно, о чём таком жизненном могут не знать студенты первого курса университета.

Лектор представилась ведущим специалистом духовного центра и завела разговор о тяжёлых последствиях абортов для девушек юного возраста, о том, как важно до замужества влюблённым парам сохранять целомудренное поведение. В этом она видела духовное оздоровление всего общества.

Двое молодых людей демонстративно поднялись со своих мест, по-клоунски откланялись и покинули помещение. Видимо, такие правила морали они не считали приемлемыми для себя. Лене захотелось последовать их примеру, но привычка выглядеть всегда во всём благоразумной удержала её на месте. Слушать лекцию об абортах ей было ой как нелегко. Что оставалось? Защищаясь от боли прошлого внешним безразличием, она делала вид, что всё, что там эти православные психологи выдумывают, ей абсолютно не интересно. На самом деле, её очень даже удивило, что набожная женщина так откровенно говорила о сексуальных отношениях современной молодёжи. Такого – она ещё не слышала!

– Ребята, вот вы все такие умные, красивые, современные. Вы любите свободу и не любите, когда кто-либо ущемляет эти ваши свободы, в том числе, в плане, так называемой, свободной любви. Любовь – это прекрасно! Это самое главное в нашей жизни! Но мы знаем, что любовь бывает разная. Мы любим Бога, любим родителей, братьев, сестёр, природу, мир, Родину, друзей, этот университет, его преподавателей… Но есть и особое чувство притяжения к противоположному полу, которое мы тоже называем любовью. Оно, это чувство любви между мужчиной и женщиной, дано человеку Богом для продолжения рода.

Именно такого рода любовь более всего заботит юношей и девушек. Все вы хотите поскорее найти половинки единого целого в этом мире. Но, поверьте, не каждое притяжение, не каждое увлечение – это любовь и есть. Возможно, поспешив откликнуться на чей-то зов плоти, но не души, вы в это самое время проходите мимо настоящей любви, которую лелеять и сохранять призваны всю свою жизнь. Знаете ли вы к каким последствиям приводят поспешные свободные отношения между несовершеннолетними?

Статистика показывает, что ранние сексуальные контакты часто приводят к деструктивному формированию межполовых взаимоотношений, отсутствию мотивации к созданию и сохранению семьи, и, как следствие, к нежелательной беременности…

– Это не мой случай, – рассудила про себя Лена, слушая психолога, – Я та, кто обожглась год назад, но я по прежнему люблю Алёшу и хочу создать здоровую семью. И у меня была мотивация к созданию семьи, и если бы мама тогда не настояла… я бы её создала… Да если бы хоть откуда-нибудь пришла помощь, у меня был бы сейчас маленький ребёнок. Какая, говорите, статистика? Три аборта на одни роды? Правильно. А родителям мозги вправить не пытались, чтобы статистику выправить? А то молодёжь воспитывать каждый горазд, а жить ей приходится с родителями, которые всё за детей решают…

Лена начала сердиться. Она не понимала почему и на кого. На маму, на себя, на эту женщину или на саму поднятую тему? Может, потому что ей просто невыносимо было всё это слушать, но приходилось оставаться в кабинете? Ей всего семнадцать лет, а нервы уже так расшатаны!

Когда лектор перешла к своим «убийственным» плакатам, на которых были схематично изображены основные способы прерывания беременности, то есть изображение того, что происходит во время этих медицинских операций, со своих мест вскочили ещё несколько студенток и, показывая своим видом, что их вот-вот стошнит, убежали. Лена с удовольствием бы побежала за ними, но у неё не хватило решимости подняться и на этот раз. Чтобы не видеть жестокой правды жизни, изображённой на плакатах, она опустила голову и закрыла глаза.

– Вот так. Говорите и показывайте, что угодно, меня здесь нет, «я в домике»…

На какое-то время ей удалось абстрагироваться и совсем не слушать обеспокоенную здоровым будущим общества женщину. Но вдруг эта, свалившаяся на голову студентов, лектор взяла в руки какую-то коробку, раскрыла и показала содержимое.

– А это что ещё за пупсы для малолетних детей? – заинтересовалась Лена, возвращаясь в реальный мир.

Она, как и другие студенты, с удивлением стала разглядывать кучку маленьких розовых игрушечных человечков. Их стали передавать студентам, предлагая на ощупь почувствовать нежность маленьких телец.

– Не поняла, это что нам раздают? – спросила Лена подругу.

– Ну ты даёшь! Это человеческий зародыш…

– Настоящий? – испугалась Лена.

– Да нет, силиконовый, но сделанный так, чтобы он был похож на настоящего.

– А-а-а, ну тогда ладно…

Вот уже и в её ладони лёг этот маленький голенький пупсик. У него были и голова, и глазки, и носик, и ротик, и тельце, и ручки, и ножки, и даже пальчики на ногах и руках. Он был такой приятный на ощупь, мягенький, маленький, нежно-упругий, розовенький…

И тут лектор всё испортила, уточнив, что на самом деле раздали юношам и девушкам для наглядности.

– Мы вам дали подержать в руках маленького „человечка”, в точности такого, каким он бывает, когда находится в утробе матери на сроке двенадцати недель от момента зачатия. Именно таких, вполне сформированных человечков, на этом сроке, с оформленными ручками, ножками и всеми частями тела, как раз и абортируют в нашей стране.

Это было последней каплей её самообладания – Лена машинально отбросила «пупса» от себя подальше и закрыла лицо руками. Её реакция удивила подругу, которая в этот самый момент обернулась, чтобы поделиться впечатлениями. Конечно, Алле было легче воспринимать урок. В отличие от Лены, она была девственницей, и, естественно, не совершала всех этих детоубийственных действий.

Нервное состояние девушки не осталось без внимания психолога, она подошла к Лене и шёпотом попросила остаться после лекции для личной беседы.

***

Когда аудитория опустела, та самая лектор спокойно села рядом с Леной, которая послушно осталась сидеть на своём месте.

– Лена, я хочу попросить у Вас прощения. Видимо, для вас такая правда жизни оказалась слишком болезненной.

Лена подняла на женщину полные печали глаза и спокойно ответила:

– Ничего, я справлюсь.

– Возможно, я смогу помочь вам.

– Я не верю, что вы можете хоть кому-то, хоть в чём-то помочь.

– И тем не менее… Вы, видимо, уже прерывали беременность?

– Да… Но я не понимала, что делаю и я, правда, не знала…

– Что не знала? Что убиваете во многом сформировавшегося ребёнка, у которого уже есть душа?

– Да… Мама сказала, что это просто ком клеток, что на этом сроке – это ещё бесформенный эмбрион…

– Вы не первая, кто так думал. Почему-то люди предпочитают верить в придуманное ими оправдание греха, и не хотят знать о том, что есть на самом деле. К сожалению, вы узнали правду слишком поздно.

– Это ничего бы не изменило. Да, я не знала этого, но я и тогда не хотела делать аборт. У меня просто не было другого выбора.

– На самом деле, выбор есть всегда. Думаю, вы и сейчас жалеете, что не проявили большей решительности в спасении ребёнка.

– Ну и что мне делать теперь? Повеситься, вены вскрыть?

– Ни в коем случае. Только греха самоубийства нам в этой ситуации не хватает. Чувствуется, что вы очень хорошая, добрая девушка. Ваша острая реакция говорит о том, что душа ваша не очерствела, она болит и взывает к очищению.

– Поздно меня уже спасать… Нет его уже. Я же сказала, что не хотела убивать… Но мама настояла на аборте. Я не смогла уйти к Алёше, потому что его родители тоже были против этого. Нам не дали создать семью в шестнадцать лет…

– Тише-тише. Давайте так, вы мне сейчас всё по порядку расскажете, а я подумаю, как вам помочь.

– Простите, но я вам сразу сказала, что не верю, что вы мне можете помочь. – Вновь замкнулась в себе Лена.

– Выбор за вами, Лена. Насильно никто помощь оказывать не собирается. Вот вам моя визитка. Возможно, я не смогу помочь вам, но, если мы объединим усилия, именно вы сможете помочь другим юношам и девушкам, которые ещё не знают правды… Звоните, буду рада общению с вами.

Психолог собралась было уходить, но Лена её остановила.

– Подождите. Я не хотела вас обидеть… Тут другое. Очень странно, что именно сегодня вы пришли к нам. Даже не верится в такое совпадение. Дело в том, что моя подруга Рита сейчас нуждается в вашей помощи. Она в очень сложном положении. Там, понимаете, случайная связь получилась, а она забеременела. Её родители против, чтобы она рожала ребёнка неизвестно от кого. На завтра ей назначена операция по прерыванию беременности, она плачет, не знает, что делать.

– Спасибо, что рассказали о проблеме. Да, это сейчас важнее всего.

– Мы с Аллой сейчас идём к Рите домой. Пойдёмте с нами. Если сможете помочь Рите, я сто раз извинюсь перед вами за неверие. Понимаете?

***

Ведущий специалист по спасению мам и младенцев вышла из университетского корпуса вместе с девушками, чтобы пойти с ними к их подруге Рите. Но в этот момент, совершенно неожиданно «заделинькал» её старенький мобильный телефон. Медсестра детского садика велела срочно забирать заболевшую дочку домой. Мама троих детей попросила студенток написать адрес и телефон Риты, а также оставить свои контактные данные. Расстроенные девушки выполнили её просьбу.

– Лена, Алла, поверьте, я ни за что не брошу вас в беде, – прощаясь, обратилась женщина к ним, – Обещаю, вечером я буду разговаривать с Ритой и её родителями. Если не поможет, приду завтра в больницу и «украду» вашу подругу.

– Ничего себе! – удивилась Алла, – Да это на целый боевик тянет!

– А вы как хотели? Придётся серьёзно повоевать за жизнь маленького беззащитного человечка. Я могу рассчитывать на вашу помощь?

– Я готова! – с азартом сказала Алла.

– Я – тоже, – с толикой надежды во взгляде ответила Лена.

***

Через год в одном из храмов Луганска в крестильной собрались счастливые бабушка и дедушка, мама Рита, крестная мама Лена и крёстный папа Алеша с маленьким крестником Илюшкой на руках. Протоиерей Александр провёл беседу с семьёй крещаемого во имя Отца и Сына и Святого Духа» младенца Илия и приступил к Великому таинству. Спасённый от смерти в утробе матери малыш с самым серьёзным видом прислушивался к неведомому доселе церковному песнопению. Очень было похоже, что молитвы, произносимые батюшкой, ему нравились. Можно было не сомневаться, этого симпатичного карапуза в семье любили, как самое большое сокровище на земле.

Похожие статьи