1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Иерей Роман Никитин: «Мало построить храм, нужно приложить немалые труды, чтобы наполнить его прихожанами…»



Просмотров публикации 841

Ещё со времён первых епископов Иркутска Дальний Восток славится своими миссионерскими традициями. Если вы дадите себе труд хотя бы бегло ознакомиться с сайтами местных епархий, то поймёте, что здешние архиереи и священники сопровождают свою паству буквально всюду: приезжают в отдалённые чумы на собачьих упряжках, погружаются на подводных лодках в толщу океана, планируют с небес на парашютах. Кого бы сравнить с ними по интенсивности труда? Разве только шахтёров в забое или рыбаков во время путины…

Человек, торопящийся угодить Небесному Отцу, не может усидеть на месте — исходящая из его сердца творческая энергия ежедневно требует выхода. Именно поэтому дальневосточные миссионеры постоянно придумывают какие-нибудь новые способы обратить к себе внимание христианских душ.

Вашему покорному слуге выпала честь познакомиться и побеседовать с одним из этих проповедников, автором миссионерского проекта «Меняй суеверие на веру» иереем Романом Никитиным, который сейчас трудится на Камчатке. Предлагаю вниманию читателей то, что мне удалось узнать.

— Отец Роман, расскажите, пожалуйста, немного о себе: о детстве, пути к вере, учёбе в ПСТГУ и принятии сана.

— Родился я в Хабаровске в семье военнослужащего. Практически все родные были неверующими, но когда мне исполнился год, бабушка настояла на моем крещении.

Верующим я себя осознал ровно тогда, когда узнал о своем крещении. Где-то во втором классе. Логика моя была такой: если я крещен, значит, Бог есть! Иначе зачем все это? С атеистической пропагандой в то время, а это были 80-е годы, я уже практически не сталкивался. А если и встречались мне карикатурные образы верующих и священнослужителей в кино, это никоим образом не входило в противоречие с моей внутренней убежденностью, что Бог есть.

Собственно осознанный путь к воцерковлению, к осознанию Христа своим Господом, я начал незадолго перед службой в армии. Первое Евангелие — уже в армии. И лишь через четыре года после прочтения Евангелия я переступил порог храма.

Моим учителем на поприще пастырского служения стал владыка Игнатий, ныне митрополит Аргентинский и Южноамериканский (Митрополит Игнатий (Пологудов) начинал архиерейское служение на Камчатке, а потом продолжал в Хабаровске, куда с ним уезжал и отец Роман — прим. ред.).

Он меня рукополагал, он же благословил на поступление в камчатский филиал Православного Свято-Тихоновского университета. Причем владыка Игнатий сам, показывая пример другим, учился в Свято-Тихоновском. Наравне с нами посещал лекции и сдавал экзамены. Стиль проповеди, несение Слова Божия людям, формы миссионерского служения — все это я почерпнул у владыки. Как пастырь я сформировался именно благодаря ему.

— В своём онлайн-дневнике «На полюсе веры» вы упоминаете евангельский пример о горячих, холодных и теплохладных и толкуете его с точки зрения физики. Так, например, святые были людьми горячими и поэтому распространяли энергию божественной любви вокруг себя, согревая многих… А для вашей миссионерской деятельности подобный «жар» — это цель или же её источник?

— Видимо, источник. Но сказать прямо, что я весь такой горящий, совесть не позволяет. Лет тринадцать назад довелось мне принять участие в архипастырской поездке по восточному побережью Камчатки на гидрографическом судне «Глубомер». Тогда нам удалось посетить не только приходы посёлка Оссоры и села Никольского на Командорах, но и, в силу специфики судна, побывать на нескольких обитаемых маяках. На каких-то маяках мы совершили молебны, где-то даже отведали хлеб-соль от гостеприимных хозяев, везде оставляли заранее заготовленные православные библиотечки.

Так вот, на одном из маяков, на острове Карагинском, мы познакомились с женой маячника, которая поведала историю своего пребывания на маяке. Оказалось, что у женщины была своя фобия, она всю жизнь боялась одиночества, замкнутого пространства. Чтобы справиться со своими страхами, она осознанно, совместно с мужем, выбрала «отшельническое» существование на безлюдном острове.

Вот и со мной так… Будучи интравертом, домоседом, любителем домашнего покоя и тишины, предпочитающим книгу любым развлечениям, приходится вести активную жизнь, наполненную встречами, поездками, морскими переходами, перелетами, обилием шумной детворы вокруг. Постоянно куда-то нужно бежать, что-то придумывать и делать. Вот и гадаю, либо это меня так Господь смиряет, либо как в поговорке про дурную голову, которая ногам покоя не дает.

Так или иначе, у меня перед глазами всегда есть пример — пастыри и архипастыри, которые не пребывают в праздности, а совершают служение Богу и людям.

— Вы занимались миссией на Камчатке, потом продолжили служение в Хабаровском крае, а затем вновь вернулись на полуостров. Побывали в разных местах. Что вы можете сказать об особенностях характеров жителей Дальнего Востока, об их, так сказать, духовной чувствительности? Легко ли они откликаются на проповедь?

— Конечно, менталитет жителей Камчатки отличается от людей с «материка», с Украины, и даже от наших соседей по Дальнему Востоку — хабаровчан, сахалинцев. Отличия в характере, в гостеприимстве, в религиозности.

У жителей полуострова из-за своей оторванности обнаружились как свои «плюсы» — гостеприимство, отзывчивость, готовность отдать последнее, так и свои «минусы» — некая «подмороженность» в отношении веры в Бога. Здесь есть и прямая взаимосвязь с укорененностью, наличием жителей в 3-4 поколении, и конечно же с климатом.

Здесь, на полуострове, даже в городе, мало построить храм — нужно приложить немалые труды, чтобы наполнить его прихожанами.

— Что, на ваш взгляд, важнее для успешного распространения в обществе Благой вести — миссионерское слово или пример жизни?

— Убежден, что на первом месте стоит личный пример пастыря, а затем и мирянина. Второй важной задачей в миссионерском служении является подготовка места, куда будут приходить те, кому ты благовествуешь. Что это за место? Община! Если нет общины на приходе, труды миссионера в большинстве случаев окажутся бесплодными. Добрый пастырь в первую очередь устрояет общинную жизнь прихода, куда затем можно приводить новообращенных.

— Расскажите для наших читателей про акцию «Меняй суеверие на веру!» Как давно она действует и в чём заключается её смысл? В каких регионах акция уже действует и кто собирается присоединиться к ней в будущем?

— Уже второй год мы проводим акцию по обмену оккультной литературы на Евангелие «Меняй суеверие на веру». Инициатором проведения стал информационный отдел Хабаровской епархии, который я возглавлял в прошлом.

Акцию приурочиваем ко Дню православной книги. В Хабаровске информер с корзиной разместили в одном из храмов, о чем рассказали в СМИ. За неделю жители района принесли более 250 экземпляров оккультной литературы.

На Камчатке масштабы оказались поменьше. В этом году акция завершилась совсем недавно, 27 марта. Теперь планируем «замещать суеверие верой» ежегодно, меняя место проведения акции.

— Отец Роман, автором идеи проекта можно считать Вас или Вы просто взяли на себя основные хлопоты по организации?

— Идею силуэта бабушки, мы её в шутку зовём «Пульхерией Ивановной», позаимствовали у Феодоровского собора Санкт-Петербурга, а само наполнение акции наше.

— Базовым городом для нашего журнала является Новосибирск. Можете дать несколько организационных советов из практики для нашей молодёжи, если она решит присоединиться к акции «Меняй суеверие на веру» в столице Сибири?

— Как интересно! Совсем недавно еще одна сибирская епархия выразила желание провести подобную акцию.

Сейчас столько возможностей по реализации своих идей, проектов, как на приходе, так и вне его. Наш опыт только в области популяризации чтения включает организацию полок буккроссинга в храмах, литературных вечеров с православной молодежью, субботнего книжного лектория на приходе. Сегодня генератором идей становится мозговой штурм церковной молодежи.

Молодым людям нужен подвиг. Хорошо, когда они могут приложить свои способности в церковном деле. Важно помнить: мы не боремся с людьми, наш противник — грех. И здесь задача пастыря — поддержать ребят, направить в нужное русло их энергию. Было бы замечательно, если бы именно церковная молодежь становилась инициатором и двигателем подобных акций, ведь это будущее Церкви.

— Спасибо, отец Роман!

Беседовал Андрей Сегеда

Похожие статьи

comments powered by HyperComments