1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

Паломничество на Святую Землю


Попасть в Храм Гроба Господня – мечта каждого христианина. То, о чём мне мечталось с детства, довелось исполнить в этом году. Пусть был непростой – через египетский Шарм-Эль-Шейх, куда попасть россиянину можно только обходными путями (я сделала это через Украину, Россия не открыла въезд в Египет), бессонная ночь на украинской таможне, покупка экскурсии в отеле у Красного моря, ночь на ногах на таможне Израиля – и вот я на Святой Земле.

Просмотров публикации 738

С самого утра нам дают двадцать минут, чтобы искупаться в Мёртвом море (даже этого минимума хватает организму, чтобы почувствовать себя лучше) – и вот мы уже движемся по направлению к реке Иордан. «Как вы могли заметить, расстояние от Египта до Израиля не такое уже большое, – рассказывает экскурсовод. – Почему же Моисей водил евреев по пустыне 40 лет? Всё для того, чтобы переродилось поколение, которое бы выросло с осознанием себя как свободных личностей, а не рабов». Экскурсовод – чудная женщина! «Запоминаются не цифры, а чувства, связанные у человека с человеком!»

Расстояние от Египта до Израиля и впрямь, кажется, пешком можно пройти за месяц. Мы доехали до границы за несколько часов на автобусе. Но легко говорить нам, детям XXI века технологий, с трудом представляющим себе, как на колесницах за Моисеем гнались приспешники Рамзеса.

– Посмотрите, мы проезжаем по пустыне, где живут бедуины. Уже двадцать лет проезжаю мимо них – у них на верёвках сушится всё одно и то же бельё, и лица их как будто не меняются. Так для них проходят не года и не десятилетия, а тысячелетия, – смеётся гид. Нам рекламируют бедуинский чай, рассказывают, что когда бедуин хочет развестись с женой, то взбирается на гору и кричит, что есть сил: «Я ухожу от тебя!» Насколько этот древний обычай сохранился – не могу судить: ни одного бедуина, кричащего на горе, мне увидеть не удалось.

Вот мы подъезжаем к реке Иордан – месту, где крестился наш Спаситель. Река со времен Христа наверняка претерпела изменения – уж больно узенькая она (при этом довольно глубокая) и, что поразило, далеко не кристально чистая. Мы набираем из реки в бутылочки святую воду реки Иордан. И, как говорили экскурсоводы, совершаем «второе крещение», окунаясь в воду и крестясь. Река дико холодная, я не рискую в ней полностью окунаться не потому, что боюсь замёрзнуть (закаляюсь по утрам), а вижу в этом больше обрядности, нежели смысла – ведь мы все уже крещёные, зачем умножать сущности без необходимости? Может быть, я зануда, но я не помню слов в Новом Завете, которые бы отсылали нас ко «второму крещению» на месте, где крестился Спаситель. Помимо нашей русскоязычной группы туристов, вокруг реки толпятся корейцы и японцы, англичане и французы. Они не решаются даже пальчик окунуть в реку, не то что как наши – окунуться полностью! Как потом мне поведала подруга, учёные сделали исследования состава воды реки Иордан, и результаты биоанализа оставили желать лучшего. Впрочем, это не мешает мне пить воду, набранную из святой для христианина реки. Жива-здорова.

Чуть повыше реки размещается храм под открытым небом. Мы совершаем елеопомазание. Священнослужитель уточняет, православные ли мы. Рядом на английском языке проводит экскурсию гид для англоговорящей группы примерно из 40 человек.

Но вот – пора двигаться дальше. Сначала мы заезжаем в Палестину. В церковь Рождества Христова в Вифлееме. Вход в церковь очень низкий и сделан так для того, чтобы каждый входящий в храм поклонился Богу. В храме идёт служба. В пещеру, где родился Христос – огромнейшая очередь. Чтобы её выстоять, нужно приезжать рано утром, и тогда, может быть, к вечеру удастся попасть в святое место. Но мы ограничены во времени – вечером нам уже нужно уезжать обратно. Поэтому гид просит разрешения у священнослужителей, и те разрешают нам пройти в Пещеру вифлеемских младенцев, находящуюся с другой стороны храма. Здесь собраны останки невинно убиенных по приказу царя Ирода младенцев. Впечатление тягостное. Но с другой стороны, понимаешь, что всё это было сделано для того, чтобы родился на свет Тот, Кто спас нас Своей Кровью и так невинно пострадал.

Наконец мы в Иерусалиме.

Первое, что поражает, когда попадаешь на территорию Храма Гроба Господня – то, что всё не так, как в фильмах. Территория намного меньше. Места, описанные в Евангелиях, можно сказать, камерные. И вот мы – внутри Храма. Почти у входа – плита Гроба, на которой находился после снятия с Креста Спаситель. Сюда подходят люди, чтобы поклониться и приложить частичку одежды, креста, каких-то вещей, дабы освятить их. Так поступает наша группа и я. К самому Гробу – очередная бесконечная очередь. Наша экскурсовод ведёт нас к кусочку плиты, который находится с другой стороны Гроба.

«Я приехала совершенно невежественной: думала увидеть настоящую Голгофу – гору, на которой был распят Спаситель»

Всё, что я слышала о Храме до этого, – что он отличается от наших храмов тем, что в нём всё просто. И приехала совершенно невежественной. Думала увидеть настоящую Голгофу – гору, на которой был распят Спаситель. Оказалось, что ещё в IV веке Елена, мать Константина Великого, нашла гробницу Христа и соорудила на этом месте первую церковь, где всё символически должно было напоминать о пути Христа.

Действительно, в храме нет позолоты, обильных украшений, к которым мы привыкли в наших русских православных храмах. И первое, что бросается в глаза, – это то, что, к примеру, наш Сретенский московский монастырь в своём великолепии, росписи и пышности перекрывает увиденное. Это, бесспорно, удивляет. С другой стороны, нам сообщают, что Храм Гроба Господня был закрыт за неуплату налогов. Фиксированных цен на свечи и другую церковную продукцию тут нет, каждый даёт столько, сколько считает нужным. Исходя из полученных сведений трудно понять, то ли и впрямь у Храма настолько были плохи дела, то ли это задумано с целью привлечения внимания людей. Так или иначе, нам повезло – сегодня храм открыт, и мы совершаем паломничество.

Храм разделён на несколько приделов. Перед взором открывается одна из частей. Чувствуешь что-то родное. И оказывается, что это православный придел. Затем мы идём далее, хотим спуститься вниз, в придел Армянской апостольской церкви, но экскурсовод гонит нас дальше – мы видим кусок позорного столба и поднимаемся на то место, где по преданию была Голгофа. Очень крутые ступеньки призваны напомнить о том, как нёс свой Крест Спаситель. Тут, наверху, находится католическая часть храма. При нас европейцы-католики совершают мессу.

А мы спускаемся вниз и выходим из храма. Гид показывает на обожженное место на воротах храма. Во время о́но священники что-то не поделили, и Благодатный огонь прошёл сквозь двери, оставив след на века.

Так не хочется покидать Храм. Но нам пора идти дальше. Наш путь лежит к иудейской Стене плача. Мы бредём по извилистым улочкам старого города. Так хочется взять что-нибудь на память о Святой Земле. Хотя бы магнитик. Но тут продавцы берут только наличные, которых у меня нет. Карты не принимают. И тут парень-продавец, поняв мою просьбу, дарит на память красивый переливающийся магнитик – от всего сердца и безвозмездно.

Мы отъезжаем и видим Гефсиманский сад – место, где Христос молился в последнюю ночь земной жизни и где был предан Иудой. Мы не успеваем, к сожалению, посетить Гробницу Богородицы, которая тут находится. Сад хотя и стал в разы меньше и из долины превратился в сад, всё равно поражает своим духом. Тем, что он – действительно такой, каким ты его представлял. С такими же деревьями, устремлёнными вверх своими вершинами, как крылья архангелов. Кто знает, может, у этого дерева молился за нас Спаситель?

Обратный путь нелёгок – вновь бессонная ночь на границе Израиля. Но по приезде домой ты понимаешь – это стоило того. Увозим с собой массу впечатлений и эмоций от увиденного. К слову, было очень холодно. Я приехала в майке, юбке и шлёпанцах – таких, каких находилась на пляже Египта, прослушав информацию о том, что нужно утеплиться. Но мне помогла белорусская бабушка, дав на время свою шаль. Да и физическое самочувствие, честно говоря, отходило на второй план. Ведь это так прекрасно – когда мечта исполняется. Увидеть вживую все места, по которым ходил наш Спаситель. Соприкоснуться с ожившей историей, читая великие места как святую книгу. И в душе лелеять надежду – вернуться сюда вновь.