Маргарита Симоньян о запрете рекламы RT в Твиттере


СОЛОВЬЕВ: Российским компаниям Russia Today и Sputnik запретили рекламу в Твиттере. Но этому американскому истеблишменту оказалось недостаточно. Представители трех интернет-гигантов […]


Просмотров публикации 1 614

СОЛОВЬЕВ: Российским компаниям Russia Today и Sputnik запретили рекламу в Твиттере. Но этому американскому истеблишменту оказалось недостаточно. Представители трех интернет-гигантов вынуждены оправдываться перед конгрессом США как мальчишки за все, что было за время президентской кампании. И даже придумывают того, чего не было. Например, объясняют, как Russia Today, со своим достаточно скромным бюджетом, изменила ход выборов президента США. А в Совете Федерации сегодня обсуждали, чем будем отвечать за своих. И у нас в студии по версии Forbes одна из самых влиятельных женщин  мира, которая на 13 позиций обошла Хиллари Клинтон, и которая, если верить американским СМИ, избрала президентом Трампа, и погубила все шансы Клинтон на президентство. Маргарита, я вас поздравляю…

СИМОНЬЯН: Спасибо.

СОЛОВЬЕВ: … Это большое признание. При этом я думаю, что в истории человечества вы войдете как самый эффективный медиа-менеджер в мире. Потому что вы сумели противостоять многомиллиардным, ну, по крайней мере, многомиллионым рекламным бюджетам избирательных кампаний как с одной, так и с другой стороны очень скромными суммами и победить американцев на их территории их же оружием. А если говорить серьезно, что в этой истории бред? Что в этой истории правда и чем эта история для нас опасна?

СИМОНЬЯН: Ну, начнем сначала то, что я по влиятельности на 13 пунктов по версии Forbes, международного Forbes, обхожу Клинтон в списке самых влиятельных женщин в мире это безусловно бред. Потому что понятно, что за тем, что сейчас происходит в США, за этой внутриполитической коллизией во многом стоят обиженные демократы, то есть обиженная Клинтон, то, что там происходит, отражается на всем остальном мире, в том числе на нас. Правда заключается в том, что истеблишмент, такой большой, злой, условный истеблишмент, он так уверовал за десятилетия в непоколебимость своей власти и своего влияния, что для них была невероятной пощечиной то, что произошло: что выборы выиграл Трамп. Они не могут сейчас признать, что выборы выиграл Трамп, потому что они задолбали собственный народ. Потому что, я много могу об этом говорить, что именно народу населения США не нравится в их родном истеблишменте. А в этот истеблишмент входит и все почти без исключения СМИ Соединенных Штатов Америки. Так вот они достались…

СОЛОВЬЕВ: Не случайно же Трамп обратился к главным редакторам известных газет, назвав их чуть ли не избирательным штабом Клинтон.

СИМОНЬЯН: Это так и было. Это на самом деле так и было. Все СМИ США поддерживали Клинтон. Из утечек мы знаем, что Клинтон поддерживали  также основные соц. сети, все они работали на одно, а в итоге выиграл другой. Как это произошло? Ну, есть только две причины как это могло произойти: либо они достали свой народ так, что они уже видеть их не хотят и не слушают даже СМИ, и это, между прочим, подтверждается нашим исследованием. Мы проводили исследование в Америке, наняв для этого американскую исследовательскую компанию, серьезную, которая показала, что значительно больше половины населения США не доверяют своим СМИ, они им просто не верят. А среди сторонников республиканской партии Трампа таковых 75%, это люди, которые не доверяют своим СМИ. И вторая версия, которой они могут придерживаться, это что пришел злой Путин, зашел в белый дом, везде расставил своих людей по углам, и вот эти люди придушили 150 миллионов американских избирателей и каким-то образом заставили их голосовать за Трампа. Но людям свойственно не верить в то, что они сами не хороши, а верить в то, что пришел кто-то другой, ну, это любому человеку свойственно. Поэтому они сейчас раздувают вот эту тему: это не мы, это Россия. Конечно, мы являемся альтернативным голосом в этом огромном хоре американских СМИ. Конечно, мы фактически единственная СМИ в США, которая рассказывает определенные вещи. Как, например, когда я была последний раз в США, по приглашению, как ни странно, Обамы, на его корреспондентский ужин, так называемый, пришли вечером в гостиницу, включили CNN. Значит, пока шел этот корреспондентский ужин, совсем рядом, в Балтиморе, проходили чудовищные акции протеста, которые разгонялись очень агрессивно, люди протестовали…

СОЛОВЬЕВ: Ну, надеюсь эксперированные российскими хакерами?

СИМОНЬЯН: Ну, естественно, а как иначе?

СОЛОВЬЕВ: Ну, если верить тому, что говорит Америка, за всем стоите и вы?

СИМОНЬЯН: Ну, а как вы думали? Не просто мы, а наша влиятельность в мире, которая на 13 пунктов опережает Клинтон. Я включила CNN, по CNN… я 2 часа смотрела CNN просто из принципа. По CNN показывали в записи только что закончившийся этот ужин с Обамой, который до этого показывали в прямом эфире, и не было ни слова про эти протесты. Ну, надо ли говорить, что когда там появилась наша съёмочная группа, а она там появилась в самом начале, и к ней побежали эти протестующие с возмущенными криками, потому что приняли ее за американское телевидение, когда они увидели наш логотип партии, они пожали руки, сказали: «Ребята, спасибо, что это вы, вот… спасибо вам, что вы замечаете, что мы здесь». Потому что американские СМИ десятилетиями, как и американский истеблишмент, игнорирует свою собственную аудиторию, свой собственный народ, они получили то, что получили…

СОЛОВЬЕВ: Я не понял, то есть они стали советским союзом конца 80-х что ли? А мы стали Америкой 80-х?

СИМОНЬЯН: Они всегда им были, Володь, я… это главное причина, почему я там не осталась. Я же училась в штатах еще в детстве, в школе. И, мне тогда еще показалось, что система управления Америкой, не смотря на то, что это действительно чудесный народ, очень похожий на нас: доброжелательный, пассионарный, искренний, прямой. Но система управления этими людьми построена настолько в худших традициях того, что… мы на «ты» или на «вы»? Как мы здесь…

СОЛОВЬЕВ: Ну, в жизни мы на «ты», а здесь как тебе больше нравится…

СИМОНЬЯН: … Ну, давай на «ты». Того, что ты сейчас назвал советским союзом, мне от этого стало просто страшно, и я поняла, что я не смогу в такой системе дышать полной грудью.

СОЛОВЬЕВ: Ну, тем не менее, ты — «Королева Пропаганды»? Russia Today — это пропагандистский канал? Какие критерии? Это действительно журналистика или то, как они кричат: «Вы — пропаганда, пропаганда, пропаганда», — и пытаются ли они объяснить, что они вкладывают в понятие пропаганда?

СИМОНЬЯН: Очень правильный вопрос. Первое: Я — не королева. Второе: Russia Today — не пропаганда. Ужас этой системы, она не только в США, она, к сожалению, сейчас даже в Великобритании, которая, казалось бы, должна быть мудрее, все-таки страна с древнейшими традициями демократии, когда во многих других странах еще, что называется, там мартышки по деревьям прыгали, как в том хорошем фильме. В этой системе сейчас любая точка зрения отличная от точки зрения истеблишмента получают ярлык «пропаганда» и с этим ярлыком «пропаганда» живет дальше. Вот я сейчас от тебя поеду на ужин со своим хорошим другом американским профессором кремленологом, который сюда прилетел на пару дней. Он мне говорит, а он уже человек… ну, очень взрослый, он мне говорит, что сейчас хуже, чем было в брежневские времена в Америке, с точки зрения вот этой безумной истерики холодной войны. Он говорит, что он не имеет возможности как раньше прийти ни на один эфир, не написать ни одной статьи, в которой он не будет оправдывать Россию, Кремль, Путина, а просто скажет, что: «Ребят, давайте остановимся, мы к чему сейчас ведем? Мы ведем к третьей мировой? Давайте все-таки посмотрим другими глазами, попробуем разобраться в мотивации, в логике этих людей». Как только он это делает, он подвергается такой травле, которой он не подвергался в брежневские времена, в своей родной Америке, он американец, он к России никакого отношения…

СОЛОВЬЕВ: Ну, тем не менее, какой критерий? Пропаганда или журналистика?

СИМОНЬЯН: Ну, конечно журналистика. Понимаешь, они называют пропагандой любую журналистику, которая отражает не их точку зрения. В чем ужас вот этого тупика, в который зашел либерализм. Я, на самом деле, очень либеральный человек, сама по себе, и…

СОЛОВЬЕВ: Могу подтвердить.

СИМОНЬЯН: … Да, ты знаешь меня давно. И очень многие вещи мне кажутся не такими… по моему нутру надо было бы не так, да? Но ужас, в который зашел либерализм, заключается в том, что любая риторика, выходящая за рамки A, B, C, D, то есть их мантры, вот у них есть там 10 правил жизни при либерализме. И любая риторика получает по шее так, как мы сейчас огребаем в США, и они забывают, что принцип либерализма, основной, как раз в уважении к другому мнению, как раз в том, чтобы дать возможность меньшинству защищать свои права. Меньшинству говорить это сейчас абсолютно невозможно. Посмотрите, что происходит, там… министр иностранных дел Великобритании с трибуны просто разносит депутатов, которые осмеливаются сходить к нам в эфир. «Как это? Ну как вы посмели высказывать точку зрения отличную от основной на телеканале, который поддерживает эту точку зрения отличную от основной?». Это происходит в любой стране, которую мы считали демократичной и либеральной еще 10 лет назад…

СОЛОВЬЕВ: Но при этом Russia Today существует на бюджетные деньги. То есть это прямое государственное финансирование.

СИМОНЬЯН: Так же, как BBC.

СОЛОВЬЕВ: Вот о чем и речь.

СИМОНЬЯН: Конечно.

СОЛОВЬВЕВ: Существует ли еще компании, вещающие в Великобритании или в США, которые существуют исключительно на государственные деньги?

СИМОНЬЯН: Конечно, все… все международные информационные телеканалы, чьей миссией является рассказывать точку зрения своей страны остальному миру, является субсидируемыми. И они либо субсидируются за счет денег налогоплательщиков, либо изобретаются другие хитрые схемы, где они в этом не признаются, но на самом деле это так, но они, так или иначе, все субсидируемые. Я тебе больше скажу, как ты прекрасно знаешь, может часть нашей аудитории не знают, в России действует множество компаний, медийных, которые            финансируются            напрямую госдепом, правительством, либо косвенно грантами США. Они спокойно себе работают, они на русском языке рассказывают нашим гражданам, что в Кремле сидят злые люди, которых надо ненавидеть, которых надо снести, а вот оппозиционеры, пофамильно такой-то, такой-то парень, он очень хороший, и его нужно выбирать президентом. Они это делают на американские деньги, и в России с ними не делают ничего. И более того, до недавнего времени их функционеры чиновники говорили мне: «Ребята, мы не будем трогать Russia Today в Америке, и видите, мы вас не трогаем, пока вы в России не будете трогать наши СМИ… наши СМИ финансируемые нашим государством. В итоге получилось как обычно: их СМИ так никто и не трогал, а за нас уже взялись так, что мало не покажется.

СОЛОВЬЕВ: Да, за вас взялись так, что мои приятели, которые работают в Соединенных Штатах Америки, американцы говорят: «Давно такого не видели, Russia Today просто реально как кость в горле, то есть что в госдепе, что в сенате, что в конгрессе, достаточно сказать «Russia Today» и люди становятся на дыбы». Но если говорить о суммах, та сумма, которая выделяется государством на Russia Today, если сравнить с той суммой, которая выделяется иностранными государствами на работу внутри России, например США, вы получаете больше, чем они, они получают больше, чем вы?

СИМОНЬЯН: Наше финансирование меньше, чем любой аналогичный проект, любой. Слушайте, да что говорить о США, даже Катар, вы вдумайтесь, катарская Аль-Джазира несколько лет назад приобрела один телеканал в США, чтобы у них было распространение, чтобы они вместо этого телеканала в эфир давали Аль-Джазиру, за полмиллиарда долларов. Это одна сделка, одного телеканала с одним другим телеканалом США…

СОЛОВЬЕВ: Я понимаю, я говорю о другом…

СИМОНЬЯН: … Это значительно превышает нашего бюджета.

СОЛОВЬЕВ: … Вот деньги, которые российское государство выделяет на ваше вещание в Америке, и американские деньги, которые выделяются на аффилированный канал вещающий в России, кто больше тратит, мы или они?

СИМОНЬЯН: Нас нельзя сравнивать, потому что у нас телеканал, а у них интернет-ресурсы, телеканал всегда дороже, вы это прекрасно знаете и ты это лично знаешь и все ребята, которые здесь работают, ну это дороже в сотни раз. И даже при этом, наши бюджеты меньше в США, несопоставимо, просто в разы меньше, чем те бюджеты, которые им выделяются здесь.

СОЛОВЬЕВ: Как мы можем ответить симметрично? Потому что ясно, что Russia Today пытаются довести до состояния крайне неприятного, то есть создают атмосферу, при которой практически работать надо чуть ли не на легальном положении, если на легальном, то выдерживать колоссальное давление. Вот, вы зарегистрировались как иностранный агент?

СИМОНЬЯН: Мы находимся в процессе негоциации с Минюстом по этому вопросу, к сожалению, наши юристы мне категорически запрещают об этом говорить, чтобы не навредить, поэтому я не буду вдаваться здесь в подробности.

СОЛОВЬЕВ: Понимаю. Если так случится, и вы будете зарегистрированы, это большое ограничение, насколько тяжелее будет работать?

СИМОНЬЯН: Опять-таки у них есть несколько версий, по которым ты можешь быть зарегистрирован. То есть, как нам объясняют юристы, есть несколько типов, скажем так, ограничений, которые могут быть введены. От совсем минимальных, но даже минимальные ограничения все равно подрывают твою возможность работать потому, что ты иноагент. И когда человек приходит к тебе устраиваться на работу, он знает, что он устраивается к иноагенту, хотя на самом деле мы нормальное СМИ, и все знают, что мы нормальное СМИ. До, совершенно, запретительных ограничений вроде публикаций личных данных зарплат и прочего наших сотрудников.

СОЛОВЬЕВ: Те компании, которые работают на иностранные деньги в США, есть, которые незарегистрированные, как иностранный агент? И есть те, которые зарегистрированные?

СИМОНЬЯН: Конечно, все, которые я упоминала BBC, Дойче Вэле, Аль-Джазира все телекомпании, которые работают на государственные деньги: Катара, Великобритании, Германии, которые, кстати говоря, рьяно и оголтело поддерживали Клинтон во время избирательной кампании в США, они все незарегистрированные иностранные агенты.

СОЛОВЬЕВ: Во время избирательной кампании вы однозначно поддерживали Трампа? Были ли у вас в эфире иные точки зрения?

СИМОНЬЯН: Мы не поддерживали ни Трампа, ни Хиллари. Мы, более того, мы крутили ролик, в котором… смысл ролика был в том, что вам не кажется странным, что американский народ должен выбирать между двумя кандидатами, каждый из которых американскому народу не нравится. Потому что были исследования, опять-таки американские исследования, что ни Хиллари Клинтон, ни Дональд Трамп не вызывали особой страсти у американского народа, но система, к сожалению, устроена так, что у представителей третьих партий, которые тоже существуют, но им закрыт ход на телевидение по большому счету, в СМИ, их не приглашают к участию в дебатах, им не дают возможности поучаствовать в этом тоже. Если брать конкретику, вот Twitter, который запретил нам рекламу сейчас. Значит, мы посмотрели на промоушен, какого твита мы потратили больше всего денег, это колоссальная сумма…

СОЛОВЬЕВ: На Сандерса.

СИМОНЬЯН: … Совершенно верно, колоссальная сумма в 12 тысяч долларов, на Сандерса. Вообще на Сандреса, ни на Хиллари, и ни на Трампа, а на Сандреса, который потом отдал свои голоса Хиллари. Потому что мы исходим из интересов нашей аудитории, мы противопоставляем себя мэйнстриму и делаем то, чего не делает мэйнстрим. Но, понимаешь, эта дискуссия она тоже не очень справедливая. Мы не поддерживали ни Хиллари ни Трампа, нам вменяют вину, что мы не поддерживали Хиллари. Но предположим, мы бы поддерживали кого-то из них, и что? И что теперь? Все американские СМИ…

СОЛОВЬЕВ: Тогда вы бы были правильны… как известно CNN… ну, там 80% положительного материала про Хиллари, условно, и совсем чуть-чуть изредка про Трампа. В остальном…

СИМОНЬЯН: Ничего положительного про Трампа на CNN никогда не было.

СОЛОВЬЕВ: Ну, хотя бы нейтрально: Трамп есть.

СИМОНЬЯН: … Да, Трамп есть, чуть-чуть. А все остальное за Хиллари, за Хиллари, за Хиллари. Но суть даже не в этом, все американские СМИ, работающие в России, все до единого рьяно и оголтело поддерживают оппозицию, рьяно и оголтело борются против Путина. Теперь, что мы должны их признать всех иноагентами? Выдворить? Что мы должны сделать? Если пользоваться их логикой.

СОЛОВЬЕВ: Ну, мы, как правило, не идем на симметричные ответы. Поэтому мы, гораздо больше печемся о свободе слова, чем американцы, у которых, тем не менее, это внесено как основополагающий фундамент их конституции. И выяснилось не совсем так, да. Свободу они трактуют сейчас несколько по-другому. У вас на канале есть голос критиков Кремля? То есть бывает, чтобы люди пришли и сказали: «А мне не нравится московская позиция, а вот я считаю по-другому»?

СИМОНЬЯН: У нас на канале все дебаты, все дискуссии проходят в прямом эфире. Туда приходят люди, иногда это бьет по нам очень серьезно потому, что иногда может прийти человек, который впоследствии, как выяснилось, не очень адекватные вещи говорит. Да, ну, там говорит что-то близкое к экстремизму…

СОЛОВЬЕВ: … Как я тебя понимаю…

СИМОНЬЯН: Да, у тебя тоже такое случается. Ну, в любом случае, эти дебаты проходят в прямом эфире. Послушайте, мы вещаем Ларри Кинга, например, почти каждый день идет его программа. Ну как вы себе представляете, вот я могу позвонить Ларри Кингу и сказать: «Ларри, давай-ка ты похвали-ка мне Путина, поругай-ка мне Хиллари, похвали-ка мне еще Трампа, еще вот Володю Соловьева, еще кого-то там, и поругай-ка мне, пожалуйста, Ксению Собчак», -например, ну как это? Ну, просто невозможно.

СОЛОВЬЕВ: Они, кстати, на Ларри Кинга то наезжают? Не кричат: «Как ты посмел? Как ты мог!»?

СИМОНЬЯН: Он пережил чудовищную волну прессинга, когда он стал выходить у нас на канале, чудовищную, это было во всех СМИ, во всех газетах, он тоже человек не молодой, я в этом смысле ему очень сочувствую.

СОЛОВЬЕВ: Ну, и в Британии на вас ополчились. А у вас часто проходит Фэйк-Ньюс? Вот, закидываете такую клевету, а они потом говорят: «Нет, нет! Мы разоблачили! Russia Today нас ввело в заблуждение».

СИМОНЬЯН: Если бы у нас были фэйк-ньюс, нас бы закрыли давным-давно. В Братании есть аналог нашего роскомнадзора, он называется «Ofcom». Это такая контора, которая наблюдает за каналами и смотрит, чтобы они ничего не нарушали. Этот Ofcom периодически выписывает предупреждения всем каналам за что-нибудь. Например, за то, что они называют нарушением принципа беспристрастности. Что у них, например, принцип беспристрастности? У нас выходит какой-то сюжет, ну, например, про Сирию, это вот из примеров. И они считают, что у нас позиция НАТО, была отражена меньше, чем позиция сирийских властей. Когда мы им говорим: «Друзья мои, а вот у вас BBC отражает позицию России меньше, чем позицию НАТО, Британии и всех остальных». На что они нам говорят: «А вот BBC это такой телеканал, который не попадает под юрисдикцию этого Ofcom». То есть местный роскомнадзор он блюдёт всех, кроме собственно главного своего телевидения BBC. Ну, это представляешь, вот у нас бы роскомнадзор он всех бы вокруг тебя вот так вот тюкал по голове, и только ты всегда в белом. Ты не попадаешь под их юрисдикцию…

СОЛОВЬЕВ: Как мне нравится такой подход. Но его нет.

СИМОНЬЯН: Да, но дело даже не в этом. А дело в том, что притом, что этот Ofcom нас блюдёт вот так под лупой и выписывает нам предупреждения, за последний год, например Fox News, они выписали предупреждений больше, чем нам. Если бы они что-то нашли, за что реально можно было бы нас закрыть, давно б закрыли…

СОЛОВЬЕВ: Чем тогда ты так их вывела из себя? Канал премию получает регулярно американского телевидения, профессионалы… я ж правильно понял?

СИМОНЬЯН: Да, конечно.

СОЛОВЬЕВ: Стоит высоко во всех возможных рейтингах, работают уважаемые люди, приходят разные, почему так ненавидят? Признавайся, каким образом, в какой программе вы подаете страшный знак штирлицу, и он приступает к выполнению секретного задания?

СИМОНЬЯН: Вот я тебе объясняю и привожу примеры. Значит, захотел истеблишмент сделать Ассанжа, который, на мой взгляд, является величайшим журналистом современности, и вообще я счастлива быть его современником и потрясающей личностью человеком, ну, это такой… даже не знаю с кем сравнить… Че Гевара все-таки нет, потому что там совсем другая история. Ну, человек совершил подвиг, вот решает истеблишмент Ассанжа закрыть, забить, подорвать репутацию…

СОЛОВЬЕВ: Я могу вам сказать точно кто такой Ассанж. Ассанж это Watergate каждый день.

СИМОНЬЯН: Конечно, не писать о нем больше ничего, сделать его так, чтобы он выглядел отщепенцем, каким-то придурком, насильником…

СОЛОВЬЕВ: И кремлевским агентом.

СИМОНЬЯН: … И кремлевским агентом и  маргиналом. А мы предоставляем Ассанжу свой эфир для того, чтобы он вёл собственное шоу. А если бы нас не было, это бы получилось, получилось бы полностью его представить маргиналом и прочим. Вот я тебе приводила пример, идут протесты в Балтиморе, если бы нас не было, и вы бы и не увидели, а мы их показываем. Этот так называемый либеральный истеблишмент в ужасе, оттого что какой-то появился источник, какой-то голос громкий, и стал громким, который рассказывает не то, что ему предписано говорить, который в этом хоровом пении не участвует…

СОЛОВЬЕВ: Ну, они правы.

СИМОНЬЯН: Они правы?

СОЛОВЬЕВ: Конечно.

СИМОНЬЯН: Ну, с точки зрения собственной…

СОЛОВЬЕВ: Совершенно верно, они говорят: » У нас информационная безопасность, мы не хотим, чтобы нам говорили, что у нас хорошо, а что у нас плохо, мы сами знаем, что мы называем хорошо и кого мы называем плохим. Но мы же не принимаем зеркальных мер.

СИМОНЬЯН: Я с тобой совершенно согласна, но здесь знаешь как в том анекдоте «Или крест снимите, или штаны наденьте».

СОЛОВЬЕВ: О…

СИМОНЬЯН: Значит, тогда скажите: «Друзья, у нас тоталитарное государство…»

СОЛОВЬЕВ: Время Маккартизма.

СИМОНЬЯН: Да, наш безусловный приоритет, это безусловное  единение…

СОЛОВЬЕВ: А Россия империя зла мы ее записали взапой вместе с Ираном и Северной Кореей, а вы СМИ — империя зла.

СИМОНЬЯН: Да, «Мы больше не демократическая страна. Мы больше не разделяем либеральные ценности. У нас нет больше поправок к конституции, гарантирующие свободу слова. Мы во все это больше не верим, мы теперь стали такие, потому что нам важнее, чтобы все пели в одну дуду, и никакие Трампы никогда больше не побеждали, чем наши собственные свободы и принципы, о которых мы заявили еще в декларации независимости 1776 года…»

СОЛОВЬЕВ: Неприятный вы человек, Маргарита, не надо им напоминать. Они вам на это скажут: «Вы не СМИ, вы московский Ofcom…»

СИМОНЬЯН: Они так и говорят…

СОЛОВЬЕВ: … Правильно, у вас журналисты получают инструкцию, потом перебегают в свободные СМИ и рассказывают, как вы им по утрам ногти вырывали по одному, либо иголки им засовывали, чтобы говорить только то, что по кремлевской разнарядке. Ведь были же убежавшие?

СИМОНЬЯН: Знаешь, сколько человек у нас работает? Вот сейчас примерно 6 тысяч. Вот как ты себе представляешь? Эти разнарядки, которые спускаются…

СОЛОВЬЕВ: Ну, они же рассказывают это. Есть же перебещики, которые говорят: «Мы устали говорить кремлевскую ложь, мы возвращаемся в мир демократии».

СИМОНЬЯН: Да, за 12 лет таких людей было двое, это люди, которые были уволены за проф. непригодность, к ним пришли вот так, и это все есть, это все раскопали американские же ресёчеры о том, как эти спец. операции были спланированы. Их уговорили и сделали из них таких защитников свобод. За 12 лет. Представь себе. Как это происходит на другом берегу? Вот я недавно давала интервью одному… ну, главному одному из самых главных американских телеканалов. Никого не хочу обижать, поэтому без имен, без слов. Значит, сидит журналист напротив меня. С вот такой вот кипой бумажек, справок, еще чего-то. Роется, что-то спрашивает, роется, что-то спрашивает, а я сижу просто вот без ничего, я же не знаю, что там будет, что будут спрашивать. Значит, они мне прислали вопросы, у меня были к ним подготовлены ответы, вопросы естественно совсем другие. Значит, за камерой стоит продюсер, кукловод этой всей истории. И он мне: «Нет, подожди. Нет, вот это лучше вот так сформулировать. Нет, это лучше по-другому сформулировать. Нет». Уже закончили интервью, все. Подбегает человек: «Нет, подожди, ты все равно не так спросила, ты не вот так сказала». И потом эти люди нас обвиняют, что мы кого-то кукловодим и по указке кому-то что-то рассказываем.

СОЛОВЬЕВ: Приехала сюда известная барышня и сказала: «Владимир хочу взять интервью, так серьезно, про Трампа». Полтора часа… сзади тот же самый человечек какой-то рассказывал, я посмотрел… 7 секунд осталось. Притом вырезанные из контекста фразы. Ну, они видно боятся или уже не умеют работать в прямом эфире.

СИМОНЬЯН: BBC нам присылает запрос, наверно с неделю назад. У нас, может ты видел, прошла рекламная кампания в Великобритании, очень такая смешная картина. Значит, там были, например, в метро мы разместили такие слоганы: «Опоздал на поезд, проиграл выборы, вали все на нас», — ну, и так далее там, ЦРУ называет нас рупором пропаганды, хотите узнать…

СОЛОВЬЕВ: «Кошка бросила котят, в этом Путин виноват», — как говорят дети.

СИМОНЬЯН: Хотите узнать, как мы называем ЦРУ, смотрите Russia Today. Вот такая рекламная кампания, BBC нам присылает запрос: «Скажите, пожалуйста, а вот эти ваши лозунги в рекламной кампании, это всерьез?». Я им отвечаю: «Вы знаете, я надеюсь, что народ, подаривший… не народ, а страна, нация, подарившая миру таких великих мастеров иронии и сарказма, как Оскар Уайльд и Бернард Шоу, страна, научившая мир при помощи этих людей, научившая мир иронии и сарказма, сможет оценить эти слоганы. На что BBC отвечает: «Они оба были ирландцами». Я им пишу: «Вы знаете, в советской школе нас учили, что они представители великой английской литературы. Если BBC считает иначе, мы донесем эту позицию до российского министерства образования». Ты думаешь это где-то вышло? Это не вышло нигде.

СОЛОВЬЕВ: В заключении, короткий вопрос, но жестокий: если будут приняты меры против Russia Today, как бы высказывал президент Российской Федерации, мы ответим быстро, четко и достаточно жестко, какой может быть ответ, какой ответ был бы справедливым и адекватным?

СИМОНЬЯН: Смотри, я не министерство иностранных дел, и не чиновник, и не сотрудник администрации президента. Я журналист, я вообще считаю, что пусть цветут все… 100 цветов. Меня никак не беспокоит, что на территории России работает огромное количество американских СМИ, СМИ финансируемых магнатами и прочими, которые существуют для того, чтобы подрывать наш строй, наш режим, менять нам президента и прочее, меня это не беспокоит. Потому что я считаю, что бороться с этим нужно большим талантом, большими способностями, лучшей работой…

СОЛОВЬЕВ: Открытостью.

СИМОНЬЯН: … Открытостью и прочее. Но если они, не сумев побороть нас тем, что они годами пытались нас топить репутационно, каждый день выходило в СМИ что-нибудь о том, что на Russia Today нельзя работать, нельзя ходить в гости, это черная метка, нельзя ходить в эфир, они не смогли. И теперь уже они нас просто ограничивают административно, ограничительными мерами, я представляю себе, что наверно Россия ответит тем же. Я вполне себе представляю, как Россия может запретить функционирование американских СМИ, здесь на своей территории это не так сложно делается. Радует ли это меня? Конечно, нет. Но не мы это начали.

СОЛОВЬЕВ: Это справедливо. Сегодня в Совфеде было предложение российским компаниям не размещать свою рекламу в твиттере. Мне оно показалось несколько наивным. Потому что когда речь идет о бизнесе, бизнес обычно думает по-другому. Зачем это было? Это такое эмоциональное движение или действительно разумный расчет?

СИМОНЬЯН: Ну, твиттер запретил нам размещать свою рекламу, Россия ничего не может сделать с твиттером, кроме того, что заблокировать твиттер, что, конечно… такой… шаг, прямо скажем, но Россия может как США своим собственным компаниям что-то посоветовать, порекомендовать, что-то сделать, я в этом небольшой специалист…

СОЛОВЬЕВ: Но не приказать.

СИМОНЬЯН: … Но не приказать. В Совете Федерации я сидела там, присутствовала и слышала, что там была именно рекомендация российским компаниям. Ну, какие-то шаги предпринимать  нужно, зеркальные. Хотя бы для того, чтобы другим, что называется, неповадно было. Будет ли этот шаг как-то превращен в нечто уже законодательное, не просто рекомендательный, ну, я не знаю, это нужно уже к законодателям обращаться.

СОЛОВЬЕВ: Россия страна талантливых, профессиональных, блестящих женщин, и я просто счастлив, что сегодня одна из них была у нас в эфире…

СИМОНЬЯН: Спасибо тебе.

СОЛОВЬЕВ: … Которая абсолютно заслуженно опередила многих в списке Forbes и…

СИМОНЬЯН: В списке Forbes, только не про деньги, а то сейчас…

СОЛОВЬЕВ: … Не про деньги, а про влияние. А можно и про деньги, вполне было бы заслуженно. Так что приходи, пожалуйста, к нам еще, всегда счастлив тебя видеть.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)0