1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 4,75 из 5)
Загрузка...

«Георгиевские» священники (часть вторая).


Военное духовенство в России появилось более трёх веков назад по указу императора Петра Великого. Перед боем священники ободряли воинов, а во время сражения спасали раненых, напутствовали умирающих и, нередко, совершали настоящие подвиги во славу Отечества.

Просмотров публикации 582

Первую часть статьи «Георгиевские» священники вы можете прочесть здесь.

В сегодняшней России институт военного духовенства (капелланов) возрождён и, вот уже несколько лет, как успешно функционирует. Существовал он и в Российской империи, где военные священники в армейских полках и обер-иеромонахи на кораблях военно-морского флота появились ещё в начале XVIII столетия по указу императора Петра великого.

Священники-капелланы освящали военные городки, корабли при их закладке и спуске на воду, военные знамёна и оружие солдат. Перед боем и после него они служили молебны, а во время сражения помогали раненым и ободряли оробевших бойцов.

В мирное время военные священники обычно находились в пределах военных баз и гарнизонов, где совершали богослужения в гарнизонных храмах, специально отведённых для молитвы военнослужащих. Они не были подотчётны местным архиереям, а находились в непосредственном ведении Святейшего Синода через армейского обер-священника (главного священника) и обер-иеромонаха флота.

Самой почётной военной наградой империи был орден святого Георгия Победоносца. Эту награду невозможно было получить штабным офицерам. Она не давалась за выслугу лет. Учреждённый в 1769 году императрицей Екатериной Великой орден мог быть вручён исключительно за подвиги на поле боя, поэтому особенно ценился военными.

Офицерский орден имел три стандартные для Российской империи составные части: звезду ордена с девизом «За службу и храбрость», орденскую ленту из перемежающихся чёрных и оранжевых полос, символизирующих пороховой дым и огонь сражений, а также белый орденский крест с медальоном в центре, на котором изображали подвиг святого Георгия Победоносца, копьём поражающего змия. Офицерский крест имел 4-е степени, вручавшихся последовательно, от младшей к старшей.

Позднее к офицерскому ордену добавились: офицерское георгиевское оружие (оно же «золотое оружие», или оружие «за храбрость»), солдатский георгиевский крест 4-х степеней, солдатская георгиевская медаль «за храбрость» 3-х степеней и иерейский наперсный георгиевский крест, которым награждали отличившихся в боях представителей духовенства.

Какими георгиевскими наградами жаловали духовенство и почему?

Священников, награждённых орденом святого Георгия Победоносца за всю историю Российской империи насчитывается всего 18 (пятеро до Первой мировой войны и тринадцать во время Первой мировой), так как эта награда сразу возводила человека в потомственное дворянство, что не всегда было удобно для особ духовного звания. Ещё одного священника во время Первой Мировой наградили солдатским георгиевским крестом (по другим данным, солдатских георгиевских крестов удостоились четыре священника, и ещё десять — георгиевских медалей «За храбрость»).

Смелых пастырей, не боящихся «положить душу свою за други своя», в русской армии было очень много. И их за проявленное мужество, по преимуществу, награждали наперсными георгиевскими крестами, которые были учреждены императором Павлом I в 1797 году.

Золотые кресты на георгиевской ленте на оборотной стороне имели надпись «пресвитеру, дающему образ верным словом и житием», вензель императора Павла I и дата: «Установлено 1797, декабря 18.»

До Русско-Японской войны 1904-1905 годов состоялось 111 награждений георгиевскими наперсными крестами, а во время этой войны — ещё 83. Но самое большое число награждений георгиевским наперсным крестом было произведено в годы Первой мировой, когда его удостоились 248 священников. Таким образом, за весь период 1790-1917 годов этой награды удостоились 442 священника (по иным данным 538 священников).

Пастыри, пожалованные золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте из Кабинета Его Императорского Величества, пользовались особым уважением, не только среди военных, но и во всех слоях русского общества. Кресты из Кабинета Е.И.В. выдавались награжденным лицам бесплатно, так как, во-первых, они имели статус Высочайшего подарка, а во-вторых, статус георгиевской награды, за которую деньги с награждённых никогда не взыскивались.

Так как военные священники, в силу своего положения, чаще епархиальных подвергали свою жизнь опасности, то их было больше и награждено. Однако, были случаи награждения наперсным георгиевским крестом и епархиальных священников. Например, в Крымскую войну были награждены несколько иеромонахов Соловецкого монастыря.

Примеры пресвитеров, награждённых за доблесть наперсным георгиевским крестом

Священник Полоцкого мушкетёрского полка Трофим Куцинский был одним из первых священников в русской армии награждён золотым наперсным крестом на георгиевской ленте. Награда была вручена после войны за мужество при взятии в 1790 году турецкой крепости Измаил, чуда фортификационного искусства французских военных инженеров.

Во время штурма крепости, когда погиб командир полка, а многие его офицеры были убиты или ранены, солдаты дрогнули. Тогда впереди полковой колонны встал отец Трофим и, с крестом в руке, повел воинов в атаку. После победы Суворов в письме генерал-фельдмаршалу светлейшему князю Потемкину о ходе боя и взятии крепости сообщал: «Сегодня у нас будет благодарственный молебен. Его будет петь Полоцкий поп, бывший с крестом перед сим храбрым полком».

Священник гвардейского Кавалергардского полка Михаил Гратинский получил свой наперсный георгиевский крест, как герой Отечественной войны 1812 года и участник Бородинского сражения.

После отступления русской армии к Москве, отец Михаил, не успел покинуть Первопрестольную до её взятия войсками Наполеона. Тогда он решил доступными средствами бороться с захватчиками.

3 сентября он собрал людей в церкви и провел молебен о даровании «победы русскому христолюбивому воинству и об изгнании врага», а затем ежедневно проповедовал в уцелевших церквях Москвы, призывая народ к беспощадной войне с поработителями. Слух о храбром священнике быстро распространился среди немногих оставшихся в столице жителей, и на его проповеди, несмотря на опасность кары со стороны захватчиков, всегда собиралось множество верующих.

Священник 160-го Абхазского пехотного полка Феодор Михайлов был пожалован георгиевским наперсным крестом в ходе войны Русско-Турецкой войны 1877−1878 годов в составе Кавказской армии.

Во время боя батюшка не боялся находиться в передовых шеренгах бойцов, а если полк выводили из боя, отец Феодор шел в передовые шеренги других полков. Среди солдат, которые горячо любили своего батюшку, ходила молва, что пули его не берут.

За отличие в боях под Эрзерумом отец Феодор был произведен в протоиереи. Также, помимо георгиевского наперсного креста, его самопожертвование было отмечено орденами святого Владимира 4-й степени с мечами, святой Анны 2-й степени с мечами и многими медалями. Боевых наград было у отца Феодора так много, что он из скромности стеснялся их все надевать…

Священник легендарного крейсера «Варяг» Михаил Руднев также был награждён золотым наперсным крестом на георгиевской ленте.

Во время боя отец Михаил ходил по залитой кровью палубе, напутствуя умирающих, оказывая помощь раненым,воодушевляя сражавшихся и словно бы не замечая взрывов, пролетающих мимо снарядов, шрапнели и осколков.

Но наиболее уникальной военной наградой стала панагия на Георгиевской ленте. Она была вручена  в годы Первой мировой войны и всего дважды. Ношения на груди георгиевского образа Пресвятой Богородицы удостоились: епископ Дмитровский Трифон (Туркестанов) 26 февраля 1915 года, а также епископ Кременецкий Дионисий (Валединский) 1 июля 1916 года.

Заключение

Согласно законам Российской империи, священники не имели права носить за богослужением никаких светских знаков отличия, но это положение не распространялось на заслуженные кровью георгиевские награды: «Высочайше повелено, чтобы духовные лица при совершении богослужения в священном облачении не носили светских знаков отличия. Исключение из сего правила допускается лишь для знаков ордена Св. Великомученика Георгия, наперсных крестов на Георгиевской ленте, жалуемых за военное время, и для таковых же крестов, пожалованных в память войны 1853−1856 годов».

Тысячи иностранцев оставили восхищённые воспоминания о стойкости русского солдата и боевом духе русской армии. А объяснялись эти стойкость и боевой дух упованием на Бога, которое веками возгревали в русских воинах полковые и флотские священники. Во многом, именно их самоотверженному служению русские воины обязаны своими победами. И очень хорошо, что сегодня институт военного духовенства возрождается и духовные потомки «священников святого Георгия» прошлых веков вновь могут напутствовать русских солдат словом и личным примером!

Андрей Сегеда

С использованием материалов «Георгиевские кавалеры в рясах. Возможно ли такое?«, «Георгиевские отличия священников«, «Золотой наперсный крест на Георгиевской ленте» и других источников.

Похожие статьи