1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Непрошеные выходные. Юлия Кулакова


Выходные – в Великий Пост. Да, они введены по отнюдь не радостному поводу. А в связи со всеобщим коллапсом кто-то не уехал к родным, у кого-то отменили серьезные операции, сорвались добрые планы многих.


Просмотров публикации 1 153

Однако нельзя не увидеть параллелей: уединение, удаление от привычной суеты – именно это и предписано нам сейчас. Кто-то и молится в эти дни особо за своих родных, как никогда бы не помолился раньше. Нет, я не считаю пост «силком»  – благом, и тем более  максимально далека от утверждения «такое  нам послано за то и за это». Поставлю вопрос иначе: что я могу понять и изменить в такое время хотя бы для себя?

Когда я только пришла в Церковь, отношение к Великом Посту было особое. Кто мог – брал «дни в счет отпуска» на первой неделе, чтобы побывать на великопостных службах и посвятить всё это время без остатка молитве и чтению Писания. Кто-то уезжал в монастыри. Это сейчас бы сказали, что эти люди «с жиру бесятся, а мне семью кормить», или обозвали бы их фанатиками, а тогда очень серьезно даже самые бедные относились к тому, чтобы хоть на чуть-чуть дать своей душе глотнуть воздуха, отдохнуть от суеты. В нашем храме я не видела пресловутых «постных лиц», зато кто угодно разглядел бы, как лица молящихся светятся радостью наступившей весны духовной.

Сейчас все чаще я слышу вопрос: «А почему пост должен чем-то отличаться? Молиться, читать Писание, ходить на службы, помогать кому-то?  – Так христианин обязан это делать и все остальное время!» И эти слова чаще всего предполагают, что человек, их сказавший, не собирается менять для себя постом ничего. Верно ли это? Представим себе человека, который по какой-то причине должен постоянно следить за своим здоровьем, поддерживать его. Да, он, возможно, делает лечебную гимнастику, или старается не есть того, что ухудшит его состояние, вовремя обращается к врачам. Но вот ему дают возможность отдохнуть – и что он сделает? Наверное – поедет в санаторий, чтобы укрепить здоровье, пройдет обследование, которое давно откладывал из-за работы, установит режим здорового питания, что тоже при плотном рабочем графике было невозможно, словом – сделает все, чтобы извлечь пользу из этого времени. Примерно так же и пост для мирянина: подвигов нам не понести, но хоть немного почаще прибегать к Врачу душ и телес, укрепить и напитать свою душу – мы могли бы, если б освободились хотя бы от пустых дел. Я не представляю, чтобы в наши дни кто-то взял отпуск ради молитвы, но хотя бы лишний раз встать перед иконами – это может каждый. Да и вместо привычного сериала хоть немного полежать с книгой – тоже. Есть среди нас и те, кто тяжело болен или тащит на себе всю семью, но вот что удивительно: именно они, насколько я вижу, стараются «по-честному» соблюдать пост. Кто не может поститься в еде – дает милостыню и берет на себя какое-то молитвенное правило; кто беден, действительно перегружен, а дома еще и семеро по лавкам – молится постоянно, не выпуская работы из рук.

С внезапно «упавшими на голову» выходными некоторые люди столкнулись не только с тем, что не знают, как прожить неделю без суеты. Есть и более серьезные проблемы.

Когда человек считает, что перестань он бежать и тут же рухнет мир, все остальное ему кажется несущественным. Забыта старушка-мать? Я переведу ей денег, это важнее, а на звонок не отвечу. Жена просит внимания? С ума сошла, я же работаю. Дети прибежали со своими вопросами? Жена, убери отсюда детей, они мне мешают, ты что – хочешь, чтоб мы по миру пошли? Нагрубил близким, обидел их? Смешно и слышать, я их содержу, вообще-то. «Война все спишет».

И вот, внезапно, «войну» отменили. Точнее – ее иллюзию. Появилась реальная внешняя проблема, которая сдернула все наносное, усадила нас по домам лицом к лицу и открыла массу настоящих проблем. Супруги не знают, о чем говорить друг с другом, не знают, что делать с собственными детьми, которые, разумеется, и растеряны от внезапной изоляции дома, и рады, что родители наконец-то рядом и можно забраться к ним на колени, показать свой рисунок.

Вот только  родители почему-то не рады.

Потому что отучили себя радоваться друг другу. Слышать и слушать друг друга, – наши диалоги чаще всего напоминают очередь, где один ждет , когда другой закончит говорить, и начинает что-то рассказывать сам. Отучили себя удивляться. Видеть. Понимать, что ближний – живой. Отучили себя выражать любовь. Отвыкли зачастую, признаемся честно, уважать чужой труд (отсюда трудности работать удаленно даже в тех семьях, где нет маленьких детей или нуждающихся в особом уходе инвалидов). Нам казалось, что надо быть такими «крутыми», серьезными и взрослыми, главное – почаще говорить «я же работаю», а остальное – блажь, ерунда. И что делать теперь, когда «работать» – бежать как белка в колесе – больше не надо, мы не знаем. Не умеем. Колесо сломалось, и белка упала. И лежит, вместо того чтобы попытаться увидеть что-то, помимо мелькания колеса.

Кто-то заговорил со своими подростками  и услышал в ответ такие воззрения, что волосы встали дыбом. «Я их этому не учил!» В том-то и дело, что ты – не учил. Кто-то в ужасе поймет, что хочет сбежать от собственных детей. А вот это уже очень большая проблема – такая, как сейчас бы это назвали, «нехватка ресурсов», готовность взорваться от того, что к тебе подошли родные сын или дочь. Часто это бывает от того, что мы истощены до душевной болезни и не выносим ничего непривычного (а общение с детьми  – именно непривычное…) . Многие женщины боятся детей (именно так), потому что привыкли, что муж, свекровь, мать постоянно попрекают их детскими неудачами и болезнями, говорят им прямо при детях «плохая мать» (дети это быстро запоминают и иной раз в угоду «главной» бабушке начинают вести себя с матерью невыносимо), относятся пренебрежительно, не оказывая при этом никакой помощи. Женщина, невыспавшаяся, не евшая сутки, плачущая не от болезни ребенка, а от того, что теперь муж со свекровью устроят ей за это скандал – реальность в некоторых семьях, увы. И только сейчас, когда нам некуда от этого сбежать, открывается и запущенность проблем, и, собственно, необходимость их решать. Какие-то семьи, наоборот, давно утратили взаимные чувства и «замалчивали» это благодаря тому, что каждый вел свою активную жизнь: работа, спортзал, общение с друзьями. А если убрать «убежища» – что остается? Необходимость взглянуть друг другу в глаза, признать ошибки, попытаться что-то спасти? Хорошо, если именно этот вариант придет в голову обоим. Этот, а не другой.

Да, мы переживаем не лучшие времена. Однако наши духовные предшественники-христиане даже в местах заключения утешали тех, кто оказался рядом, показывали собой образец любви. Нас же «заключили» – да и то всего лишь рекомендательным образом – с собственными родными в собственных домах. Христиане первых веков, наверное, удивились бы, узнав еще на земле, что их «потомки» будут считать это вызовом. Но уверена, что они помолятся о нас, чтобы мы справились с этим вызовом достойно.

Хоть и против нашей воли – но нам дано время. За это время можно со всеми перессориться и отчаяться. А можно его употребить на то, чтобы в сердце нашем «приготовить путь Господу, прямыми сделать стези Его», посвятив побольше времени молитве и искреннему очищению души. Примириться с теми, с кем в ссоре. Восстановить теплые отношения в семье, узнать, чем живут наши дети, выслушать стариков. Повесить на стену полку, которая куплена полгода назад и так и валяется нераспакованной на шкафу. Вынести новогоднюю ёлку, в конце концов, и осознать, что с нами делала суета, раз эта облезшая палка до сих пор стояла в углу.

Может быть, тогда, по окончании выходных, мы выйдем в мир совсем другими.

Может, если мы сейчас все сделаем по совести – и не будет больше в истории человечества таких выходных.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)67