1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (17 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Святая Евхаристия – таинство таинств


Сегодня можно встретить людей, которые бьют себя в грудь и говорят: “Мы православные христиане!” Однако этих христиан редко увидишь в храме, и даже […]


Просмотров публикации 5 265

Сегодня можно встретить людей, которые бьют себя в грудь и говорят: “Мы православные христиане!” Однако этих христиан редко увидишь в храме, и даже когда они приходят на Божественную литургию, то они не причащаются. Таким образом, они не принимают участие в литургической жизни Церкви. Что это значит?

Те, кто ведет духовную жизнь вне Церкви или только присутствует, а не участвует в Божественной литургии, не принимает Тела и Крови Христа, они забывают слова Спасителя: “Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира” (Ин.6:51)[1]. Как следует понимать эти слова Иисуса Христа? Святой Кирилл Иерусалимский дает следующее толкование этого евангельского стиха: “Поскольку Животворящее Слово Божье стало плотью, Оно вдохнуло телу жизнь и полностью соединилось с ним неизреченным образом, сделал его животворящим, каким является и Само Оно (Слово) по Своей природе. Поэтому Тело Христа животворит тех, кто причастен к Нему. Являясь среди мертвых, оно прогоняет смерть и тление, потому что оно приносит Слово, которое полностью уничтожает тление” [2}. Я думаю, что это наилучшее толкование вышеупомянутого евангельского стиха.

Некоторые святые отцы называют Святое Причастие таинством таинств [3], а не просто одним из семи таинств, установленных в Православной Церкви. Если бы Святая Евхаристия была только одним из семи таинств, в котором христиане могли бы и не участвовать, то она не была бы названа святыми отцами первых веков “таинством истинного и реального общения со Христом”[4].

Люди, которые пренебрегают святым таинством Причастия, зачастую видят лишь материальную, видимую его сторону – “пресуществление материальных элементов хлеба и вина и  причастие ими отдельной личности, достойная и желающая их принять” [5]. Видя только материальную сторону этого Таинства таинств, в настоящее время почти не обращается внимание на внутреннюю, таинственную сторону Святой Евхаристии, которая таким образом, если можно так сказать, теряет свое духовное содержание.

Кроме того, в настоящее время в богослужебной практике многих приходов Православной Церкви Крещение, Евхаристия и Миропомазание совершаются как три совершенно отдельных таинства, которые полностью независимы друг от друга и вообще не имеют никакой связи между собой. Это неверное понимание, не учитывающее того, что “в ранней традиции Крещение, Евхаристия и Миропомазание формировали единое литургическое чинопоследование. Каждое таинство восполняется следующим таинством и, таким образом, невозможно воспринимать их отдельно друг от друга. [6]

В настоящее время в Болгарской Православной Церкви, как и в других поместных Церквях, наблюдается печальная картина церковной жизни. Речь идет о почти пустых храмах, в которых даже немногие присутствующие на Божественной литургии миряне после пригласительных слов священника: “Со страхом Божиим и верою приступите” – остаются только зрителями, а не участниками Евхаристии, то есть не принимают Святые Дары, не принимают Тело и Кровь Христовы.

При такой ситуации в современной церковной жизни возникают следующие вопросы. Соответствует ли современная литургическая практика Святой Евхаристии апостольских времен? Каким образом  и как часто причащались христиане до IV века после Рождества Христова? Когда и “благодаря” кому произошла эта негативная перемена в литургической жизни Церкви? На эти важные вопросы попытаемся ответить в данной статье.

Для того чтобы ответить на первый из вышеупомянутых вопросов, давайте заглянем в прошлое, в историю, посмотрим на последние часы земной жизни Иисуса Христа, а точнее, давайте обратим внимание на само установление таинства Святой Евхаристии.

“На Тайной Вечери были только участники, а не просто присутствующие”

Протопресвитер Николай Афанасьев в своей книге “Трапеза Господня” после описания иудейских трапез пишет: “После того как члены собрания или члены дома совершали “благодарение” хлеба, никто не мог присоединиться к трапезе. С этого момента трапезная была закрыта: в ней не было никого, кроме участников“. [7] В другом месте, описывая совершение Тайной Вечери, он отмечает: “Только приглашенные присутствовать на них (на трапезах – спр. авт.) и только они, если пришли до начала трапезы, могли участвовать в ней” [8]. Из этих и других примеров, приведённых в книге протопресвитера Николая Афанасьева, можно сделать вывод, что как на иудейских трапезах, так и на Тайной Вечери были только участники, но не присутствующие. Следуя этому примеру, святые апостолы, затем и первые христиане на Вечерях любви совершали Святую Евхаристию, в которой участвовали все крещенные, все члены Христовой Церкви. Это продолжалось почти три столетия.

В IV веке в церковной жизни происходят изменения, затрагивающие  и  Святую Евхаристию. Протопресвитер Н. Афанасьев дает следующую оценку этого периода: “Некоторый упадок нравственного уровня христиан был связан с основами церковной жизни. Все это отразилось на Святой Евхаристии. Эльвирский собор счел необходимым сказать в специальном постановлении (21 правило) о христианах, добровольно уклоняющихся от участия в евхаристическом собрании. Он предписал отлучать от Церкви тех, кто в течение трех воскресных дней не приходит на евхаристические собрания” [9]. И “без каких-либо особых препятствий некоторые верные добровольно отказались от участия в евхаристическом собрании” [10].

К сожалению, из года в год, из десятилетия в десятилетие, из века в век все более и более ослабевала евхаристическая жизнь Церкви. Поэтому возникла необходимость появления 12-го правила Сердикийского собора, проведенного в середине IV века, 80-го правила Трулльского собора, а также 8-го и 9-го правила Апостольских правил, поощряющих регулярное Причащение.

Все это приводит к печальной картине, что в почти пустых болгарских храмах во время воскресных и праздничных богослужений, на которых даже те немногие присутствующие (в большинстве случаев это пожилые люди) не только не принимают участие в Таинстве таинств, но и имеют искаженное понимание о Святой Евхаристии, например, что следует причащаться не более четырех раз в году. Также сегодня дошло до того, что в многих болгарских православных храмах по окончании Божественной литургии только священники употребляют Святые Дары или причащают  лишь немногих из присутствующих в церкви.

В заключение хотим сказать, что необходимо возродить евхаристическую жизнь древней Христовой Церкви в современной Православной Церкви и подражать примеру святых апостолов и первых христиан, у которых “основной принцип церкви и (евхаристический – спр. авт.) жизни состоит в том, что все члены Церкви всегда вместе” [11].

Нам необходимо вспомнить то, о чем говорит один старец: “Вне Церкви нет спасения”. Эти слова святителя Киприана Карфагенского имеют евхаристическое значение. Вне Церкви нет спасения, потому что нет спасения вне евхаристического собрания. Любой другой путь – это путь индивидуализма, который чужд Церкви, но который под влиянием индивидуализма из эмпирической жизни вторгся в церковную жизнь [12].

Поскольку Евхаристия раскрывает Христову истину как посещение и „обитель” (Ин.1:14) Бога в истории и творении, мы можем созерцать Его во славе Его истины и причаститься.

Вот почему Церковь не знает другой реальности или опыта истины столь же совершенных, как Евхаристия [13]. И потому что участие в Церкви – это не просто участие в человеческой организации с ее определенным порядком и традицией, а участие в богочеловеческом организме Тела Христова. Поэтому участия во Христе без общения с Ним, в Его Теле, Церковь не знает [14].

Использованная литература

  1. Шмеман, Ал., прот., “От вода и дух”, издана православным фондом “Покров Богородичен”, 1997.
  2. Майендорф, Й., отец, “Византийско богословие”.
  3. Афанасьев Н., протоиерей. „Трапеза Господня”,издательство“Праксис”, г. Велико Тырново, 1999.
  4. Стоядинов, М., “За Църквата в еклесиологична перспектива”, журнал”Мирна”, № 17, 2002.
  5. Зизиуалас, Й, Пергамски митр., “Евхаристията като място на истината”, журнал “Мирна”, бр. 17. 2002.

[1] Стоядинов, М., “За Църквата в еклесиологична перспектива”, журнал “Мирна”, № 17, 2002, с. 26.

[2] Там же, с. 26.

[3] Шмеман, Ал., прот., “От вода и дух”, издана православным фондом “Покров Богородичен”, 1997, с. 127.

[4] Майендорф, Й., отец, “Византийско богословие”, с. 252

[5] Шмеман, Ал., прот., “От вода и дух”, издана православным фондом “Покров Богородичен”, 1997 , с. 128.

[6] Там же, с.127.

[7] Афанасьев Н., протоиерей. “Трапеза Господня”, издательство

“Праксис”, г. Велико Тырново, 1999, с. 117.

[8] Там же, с. 118.

[9] Там же, с. 121.

[10] Там же, с. 121.

[11] Там же, с. 138.

[12] Там же, с. 131-132.

[13] Зизиуалас, Й., Пергамски митр., “Евхаристията като място на истината”, журнал “Мирна”, бр. 17. 2002, с. 57.

[14] Стоядинов, М., “За Църквата в еклесиологична перспектива”, журнал “Мирна”, № 17, 2002, с. 28.

Автор: магистр богословия Виталий Чеботар

Вы можете поаплодировать автору0